Поиск по сайту

Наша кнопка

Счетчик посещений

33632798
Сегодня
Вчера
На этой неделе
На прошлой неделе
В этом месяце
В прошлом месяце
2035
9713
11748
31554815
108500
312791

Сегодня: Нояб 12, 2019




Грампластинки

PostDateIcon 30.11.2005 00:00  |  Печать
Рейтинг:   / 0
ПлохоОтлично 
Просмотров: 4457
ОЛЕГ БАСИЛАШВИЛИ читает стихотворения С. Есенина и В. МаяковскогоОЛЕГ БАСИЛАШВИЛИ
читает стихотворения С. Есенина и В. Маяковского


I сторона
СЕРГЕЙ ЕСЕНИН
Письмо к сестре
«Сыплет черемуха снегом...»
«Гой ты, Русь, моя родная...»
Корова
«Все живое особой метой...»
Собаке Качалова
«Ты запой мне ту песню, что прежде...»
«Ах, как много на свете кошек...»
«Я красивых таких не видел...»
«В этом мире я только прохожий...»
Письмо к женщине

II сторона
ВЛАДИМИР МАЯКОВСКИЙ
Скрипка и немножко нервно
Кофта фата
А вы могли бы?
Послушайте!
Мама и убитый немцами вечер
Вам!
Лилечка!
Дешевая распродажа
Необычайное приключение, бывшее с Владимиром Маяковским летом на даче

ОБРАЩЕНИЕ актера Большого драматического театра им. Горького Олега Басилашвили к поэзии можно было бы объяснить интересом чисто профессиональным: еще одна ступень мастерства, еще одна область творчества победно осваивается волей и талантом. Басилашвили вроде бы не ставит перед собой никаких сверхзадач, он просто читает любимые стихи, находя удовольствие в самом их звучании, в завораживающем движении ритма.
Слово ощущается им не только в смысловой нагруженностн, но и в «легком» поэтическом весе. Басилашвили знает степень воздействия синкоп Маяковского и обаяние протяжного есенинского стиха; знает, когда позволить строке звучать «во весь голос», а когда увести ее в паузу — и вдруг рассыпаться нервностью вопроса: «А вы ноктюрн сыграть могли бы?»; обозначить траурную безутешность концовки: «Ах, закройте, закройте глаза газет».
Басилашвили, кажется, вполне сознательно лишает ранние стихи поэта присущего им надсада («я — весь боль и ушиб»), намеренно сглаживая их болевые точки. Зато в чтении неожиданно проступает другое: праздничная, театрализованная суть поэзии Маяковского, обрекающая его лирического героя то на роль непризнанного гения-одиночки, то на грим «сегодняшнего рыжего», то на «желтую кофту» фата. В этом пестром, горластом хороводе Басилашвили и черпает для себя вдохновение.
Маяковский заявлял о том, что главным способом его общения с читателем является «аудитория, эстрада, голос». Олегу Басилашвили, актеру отточенного мастерства, мгновенно воспламеняющемуся от соприкосновения со стихией игры, это ощущение эстрадно-театральной площадки оказывается близким и понятным. Он читает стихи не камерно, а как бы перед лицом людной аудитории, отыскивая с ней наиболее тесный способ контакта. В данном случае эта аудитория, действительно, не менее многочисленна, чем та, к которой когда-то адресовался поэт, с той только разницей, что восприятие его стихов ныне претерпело существенные изменения.
В стихах Маяковского, которые исполняет Басилашвили сквозь вещную оболочку неожиданно проглядывают образы жизни-игры, жизни-приключения. Здесь своенравный лирический дух вторгается в реальность и перекраивает ее на свой лад, заставляя подчиняться одному закону — закону властного голоса поэта-трибуна, глашатая новых истин. Неизвестно, какую маску выберет себе герой, неизвестно, что в следующий момент выкинет с ним организованная по правилам приключения жизнь. Возможно, будет ранний конец и — «точка пули», а может быть, в один прекрасный день к поэту, распивающему чай, как «бог из машины», явится солнце, чтобы приобщить его к своему вечному сиянию, родить поэтический призыв:

Светить всегда,
светить везде,
до дней последних донца,
светить — и никаких гвоздей!
Вот лозунг мой —
и солнца!
Завершая рассказ о необычайном приключении, бывшем с Владимиром Маяковским летом на даче, Басилашвили делает акцент на слове «мой» и, чуть помедлив, добавляет: «И солнца». В вескости этого акцента — суть. Слово поэта и для исполнителя остается как бы сказанным на века, оно выше и прочнее, чем любой памятник из бронзы. Басилашвили важно созидательно «завершающее» усилие поэзии Маяковского — то, что яснее всего запечатлелось в строках, посвященных Сергею Есенину:

В этой жизни помереть не трудно,
Сделать жизнь значительно трудней.
Это стихотворение не звучит здесь, но оно как бы угадывается, содержательно соединяя Маяковскую часть пластинки с есенинской. В стихах Есенина, которые читает Басилашвили, по контрасту преобладают мотивы незавершенности, протяженности жизни, «сделать» которую нельзя. Здесь все находится в движении: «сыплет черемуха снегом», «снежная замять дробится и колется», «в саду горит костер рябины красной». Во всем преобладает чисто народное ощущение бесконечной «равнинности» русской души, не исчезающей и тогда, когда путник скрывается за горизонтом. Отсюда в стихах Есенина мольба о продлении пути: «Поддержись, моя жизнь удалая, Я еще не совсем постарел»; отсюда не прощай, а «до свиданья, друг мой, до свиданья!» Жизнь в поэзии Есенина бесконечна, всеобъемлюща и не совпадает с жизнью отдельного человека, место которого на земле — временно. Только однажды дано в этом мире «процвесть», только раз можно всадником на розовом коне проскакать «весенней гулкой ранью». Всадник, прохожий, попутчик — таковы постоянные образы поэзии Есенина. В этом отношении Басилашвили верно выбирает, делая опорным, стихотворение «В этом мире я только прохожий». Правда, здесь в исполнении актера основное настроение несколько за¬тушевывается оттенками личного азарта, несомненно присутствующими в лирике Есенина, но не слишком свойственными данному стихотворению. Скорее эти краски уместны в читающемся дальше «Письме к женщине», в котором Басилашвили угадывает тему неведомо куда несущего «рока событий».
Жизнь, творчество, судьба — эти сквозные понятия объединяют поэзию Маяковского и Есенина. Они-то и заставляют в программе Басилашвили столь различных поэтов звучать единым трагическим звуком. Казалось бы, предельно насыщенный мир, где «громадой любовь и громадой ненависть», имеет косвенное отношение к тем героям, которых мы помним по театральным и киноработам актера. От Андрея Андреевича в экранизации чеховской «Невесты» до чеховского же Андрея Прозорова в спектакле Большого драматического театра «Три сестры», от Ильи Ильича О6ломова в телепостановке до роли в фильме «Осенний марафон» в разных вариантах проигрывается характер податливый и пасующий, лишенный энергии самотворчества. Персонажи Басилашвили из тех, кому на роду написана лишь «малая любовь», за которую, как за грех, казнят в одном из кругов Дантова ада. Но с другой стороны, сам выбор для чтения именно стихов Маяковского и Есенина заставляет по-новому оценить возможности будущих героев Басилашвили. И тогда знакомая история о безвольном неудачнике прочитывается как история о самой жизни, не дающей человеку стать героем, заглушающей ритм его судьбы ритмом ежедневного марафона. В этой-то скрыто-драматической истории встреча с поэзией Маяковского и Есенина, возможно, еще предстоит. Нам же, надеемся, предстоят новые встречи с Олегом Басилашвили в театре и на эстраде.
Светлана Васильева

СТЕРЕО C40—14023-4
ЛЕНИНГРАДСКИЙ ЗАВОД ГРАМПЛАСТИНОК
APT. 10-9. ЦЕНА 1 руб. 45 коп. Тир. 660.

Георгий СвиридовВыдающиеся дирижеры.
ГЕННАДИЙ РОЖДЕСТВЕНСКИЙ.

Георгий Свиридов (р. 1915)

ТРИПТИХ
Маленькая симфония

1. ALLEGRO MODERATO UN POCO RUBATO
2. CON TUTTA FORZA UN POCO MAESTOSO
3. ALLEGRO MODERATO

ДЕРЕВЯННАЯ РУСЬ
Маленькая кантата для тенора, мужского хора и оркестра, слова С. Есенина

1. ПРОЩАЙ. РОДНАЯ ПУЩА…
2. ТОПИ ДА БОЛОТА…
3. Я СТРАННИК УБОГИЙ…
4. НЕ ИЩИ МЕНЯ ТЫ В БОГЕ…
АЛЕКСЕЙ МАСЛЕННИКОВ
Государственная республиканская академическая русская хоровая капелла. Художественный руководитель А. Юрлов
Большой симфонический оркестр Всесоюзного радио
Дирижер ГЕННАДИЙ РОЖДЕСТВЕНСКИЙ

ТЫ ЗАПОЙ МНЕ ТУ ПЕСНЮ…
для женского хора, слова С. Есенина
ДУША ГРУСТИТ О НЕБЕСАХ...
для мужского хора, слова С. Есенина

Солист ВАСИЛИЙ КЛИМУШИН

СНЕГ ИДЕТ…
Маленькая кантата, слова Б. Пастернака

СНЕГ ИДЕТ… * ДУША * НОЧЬ
Московская капелла мальчиков при институте имени Гнесиных
Художественный руководитель Вадим Судаков  (3)
Государственная республиканская академическая русская хоровая капелла. Художественный руководитель А. Юрлов (женский состав)
Камерный состав Большого симфонического оркестра Всесоюзного радио
Дирижер ГЕННАДИЙ РОЖДЕСТВЕНСКИЙ
Звукорежиссер И. Вепринцев

СТЕРЕО CМ 01943-03542
Ленинградский завод грампластинок, 1980. Тир. 500.

Творчество Георгия Васильевича Свиридова (р. 1915) — важная веха в современной русской музыке, открывшая в ней новую страницу. Имя его прославили такие произведения, как «Поэма памяти Сергея Есенина» (1956), «Патетическая оратория» на слова В. Маяковского (1959), «Курские песни» (1964), вокальные циклы на слова А. Исаакяна (1950), Роберта Бернса (1955), «У меня отец — крестьянин» на слова С. Есенина (1957), «Петербургские песни».на слова А. Блока (1963).
За «Патетическую ораторию» композитору в 1960 году присуждена Ленинская премия; два его произведения — фортепианное трио в 1946 году и «Курские песни» в 1963 году — удостоены Государственных премий.
В пятидесятые — шестидесятые годы Свиридов сочиняет преимущественно вокальные произведения разнообразных жанров — от поэтичной лирической миниатюры до больших хоровых полотен и грандиозных ораториальных композиций. Он обращается к поэтическому наследию величайших поэтов (Пушкин, Блок, Есенин, Маяковский, Шекспир, Берне), а также к сокровищнице русского народного песнетворчества. В эпических, монументальных образах своих ораторий он своеобразно раскрыл тему Великой Октябрьской революции, тему сложных исторических судеб русского народа XX века.
В своем музыкальном языке Свиридов приходит в зрелый период к простоте, лаконичности и емкости выразительных средств, к новой и свежей трактовке русского национального стиля.
«Триптих» (маленькая симфония, 1966) занимает особое место среди произведений этих лет, так как здесь композитор после большого перерыва обратился вновь к инструментальной музыке. Музыка «Триптиха», чистая и прозрачная, отличается той скромной и глубокой красотой, которая пленяет нас в задумчивой русской песне, в мягкой поэтичности русского пейзажа, в строгой архитектуре старинных зданий.
Сочинение состоит из трех частей. В первой ведущую роль играют струнные инструменты; чередуясь с короткими отыгрышами флейт и кларнетов, они исполняют неторопливую, гибкую хоральную тему, родившуюся из интонаций старинного русского распева. Мягкая напевность, почти речевая выразительность интонаций и тембра струнных приближает эту музыку к звучанию настоящего хора. Так в симфоническом произведении «просвечивает» его скрытая вокальная природа — это словно хоровая музыка без слов.
Ей противостоит короткая вторая часть с грозными звонами медных инструментов, со стремительно нарастающей звучностью оркестрового tutti, со вздымающимся порывом вверх, который внезапно обрывается. Это образ могучий и величавый, но краткий, как моментальная зарисовка.
В третьей части широкий, безбрежный напев несется свободно и привольно на фоне звонких аккордов арф и мерцающих, как звездочки, колокольчиков. А потом тихо-тихо вступает маленький барабан, и ритм его напоминает трепет человеческого сердца; этими ударами, угасающими в тишине, завершается «Триптих».
«Деревянная Русь», маленькая кантата для тенора, мужского хора и симфонического оркестра на слова Сергея Есенина была впервые исполнена в начале февраля 1966 года (в одном концерте с «Триптихом»), В центре кантаты — лирический образ крестьянского юноши, слагающего гимны родной земле, ассоциирующийся с личностью поэта. Произведение пронизано единой темой — поиска молодым поэтом своего места в жизни, своего пути. Впереди ему видится трудная дорога — «разгадавших новый свет», чреватая грозными опасностями. Но он полон энергии и веры в свое призвание. Юный поэт вступает в жизнь, неся в своем сердце, как святыню, горячее чувство Родины, веру в высокую нравственную миссию искусства, чистый и благородный духовный идеал.
Все четыре части кантаты исполняются без перерыва. Музыкальный язык этой маленькой поэмы свеж и самобытен. Мы сразу же слышим специфическую свиридовскую интонацию, его излюбленные ладово-гармонические и мелодические обороты. Первая и последняя части сочинения более подвижны и динамичны, а две средние отличаются созерцательностью и самоуглубленностью.
Первая часть — «Прощай, родная пуща…» — начинается с мелодической фразы флейты и кларнета, напоминающей свирельный наигрыш. Оживленно, в светлом настроении вступает напев тенора. Небольшое облачко грусти налетает при мысли о прощании с родной деревней, привычными местами, но молодая энергия и вера в будущее берут верх.
Прочувствованный пейзаж второго номера — «Топи да болота…» — лирический центр кантаты. Словно уже устремившийся в путь, юноша-поэт остановился на холме перед поворотом дороги, чтоб окинуть прощальным взглядом родные места. Плавная, слегка варьированная, «текучая» мелодия выражает чувство юноши, а прозрачные и красочные аккорды оркестра «дорисовывают» пейзаж.
Третья песня — «Я — странник убогий…» — в музыкальном отношении служит прямым продолжением предыдущей. Она напоминает о плавной, равномерно льющейся речи былинного сказителя, невольно вызывая в памяти образы древнего искусства, полулегендарное — полуисторическое прошлое Руси, запечатленное в размеренно-распевном складе былин.
В финальной части кантаты — «Не ищи меня ты в боге…» — участвует, кроме солиста. мужской хор. После «колокольных» аккордов вступления звучит бодрая хоровая песня, с которой сливается в дальнейшем и голос солиста. И хотя поэт предвидит трагические моменты как в своей жизни, так и в жизни родной страны, к концу песня приобретает черты торжественного гимна. Музыка прославляет мужество и решимость юного Есенина, светлого певца русской земли.
Два хора на слова С. Есенина (1967).
«Ты запой мне ту песню, что прежде напевала нам старая мать…» — это ключевые слова женского хора, звучащего задумчиво, трогательно, словно сквозь дымку воспоминаний. Весь хор выдержан в строгом четырехголосном сложении, в конце добавлен верхний подголосок, мягко оттеняющий основной напев.
«Душа грустит о небесах…» — мужской двенадцатиголосный хор возвышенно-философского содержания. В этом произведении Свиридов использовал традиции так называемого антифонного пения — хор разделен на два хора, которые поют, то чередуясь, то соединяясь вместе. Партитура отличается тембровым богатством, высокой техникой хорового письма, изобилует выразительными находками.
Снег идет» (1966) — маленькая кантата на слова Б. Пастернака — написана для женского хора в сопровождении небольшого оркестра. Солирующим ансамблем является маленький детский хор.
Первая часть — «Снег идет…» «Снег, идет, снег идет…» — монотонно повторяют женские голоса. Музыки своим завораживающим движением словно символизирует безостановочный ход времени. Легко, ажурно звучат в оркестре струнные, арфы, челеста, две солирующие флейты.
Вторая часть — «Душа». В низком регистре сопрано ведут грустный мотив, их поддерживают тихие звучания струнных, низкие флейты, кларнеты, контрафагот. Это скорбная песнь о горечи потерь, о невозвратимых утратах и о памяти, которая хранит прошлое.
Третья часть — «Ночь». Здесь впервые вступают детские голоса. Кристальная ясность и чистота музыки, просветленные звучности струнных, флейты-пикколо, колокольчиков перелают какую-то «звездную» высоту. Словно прорицание, повторяется безыскусный напев детской песенки:
«Не спи, не спи. художник, Не предавайся сну. Ты — вечности заложник, У времени в плену!»
Пластинка с записью «Триптиха», маленьких кантат «Деревянная Русь» и «Снег идет» и двух хоров на слова Есенина, выпущенная во Франции фирмой «Шан дю Монд», удостоена Большой премии «Золотой Орфей» Французской национальной академии грамзаписи в 1972 году.
Л. Полякова

ЛИРИЧЕСКИЕ ПЕСНИ НА СТИХИ АНДРЕЯ ДЕМЕНТЬЕВАЛИРИЧЕСКИЕ ПЕСНИ НА СТИХИ АНДРЕЯ ДЕМЕНТЬЕВА

I сторона
ПРОСТИ (3.59), ЛЕТОМ И ЗИМОЙ (3.16) Е. Мартынов — ЕВГЕНИЙ МАРТЫНОВ
ДАВАЙ ПОПРОБУЕМ ВЕРНУТЬ (4.18) А. Хоралов — АНСАМБЛЬ «САМОЦВЕТЫ»
Я ЖДУ ТЕБЯ (2.55) А. Бабаджанян — АРАИК БАБАДЖАНЯН
НАТАЛИ (5.07) Е. Мартынов — ЕВГЕНИЙ МАРТЫНОВ

II сторона
СОЗВЕЗДИЕ ЛЮБВИ (3.16) В. Мигуля — ЯАК ЙОАЛА
МНЕ СОН ПРИСНИЛСЯ (3.52) К. Свобода - Ф. Р. Чех — КАРЕЛ ГОТТ
У ЕСЕНИНА ДЕНЬ РОЖДЕНИЯ (4.00) Е. Мартынов — ЕВГЕНИЙ МАРТЫНОВ
А МНЕ НЕ НАДО ОТ ТЕБЯ (3.08) В. Мигуля — ИОСИФ КОБЗОН
ЛЕБЕДИНАЯ ВЕРНОСТЬ (4.56) Е. Мартынов — СОФИЯ РОТАРУ

Редактор В. Рыжиков. Художник С. Нелюбин. Фото А. Виханского

«Мелодия», 1980.
Всесоюзная фирма грампластинок
Апрелевский ордена Ленина завод грампластинок

СТЕРЕО 33 С 60—12249-50


 

Добавить комментарий

Комментарии проходят предварительную модерацию и появляются на сайте не моментально, а некоторое время спустя. Поэтому не отправляйте, пожалуйста, комментарии несколько раз подряд.
Комментарии, не имеющие прямого отношения к теме статьи, содержащие оскорбительные слова, ненормативную лексику или малейший намек на разжигание социальной, религиозной или национальной розни, а также просто бессмысленные, ПУБЛИКОВАТЬСЯ НЕ БУДУТ.


Защитный код
Обновить

Яндекс цитирования
Rambler's Top100 Яндекс.Метрика