Поиск по сайту

Наша кнопка

Счетчик посещений

33988338
Сегодня
Вчера
На этой неделе
На прошлой неделе
В этом месяце
В прошлом месяце
4001
10878
46088
31859445
139420
324620

Сегодня: Дек 13, 2019




СУХОВ Валерий. Стихи о поэтах.

PostDateIcon 22.01.2012 14:00  |  Печать
Рейтинг:   / 6
ПлохоОтлично 
Просмотров: 5244

Валерий СУХОВ

Валерий СУХОВ

Родился в селе Архангельском Городищенского района Пензенской области 22 декабря 1958 года.

Отец работал заведующим сельской библиотекой, а мать учительницей в начальной школе. В Городище закончил среднюю школу, после которой поступил в Пензенский педагогический институт. Так родное село Архангельское, райцентр Городище и областной город Пенза стали главными вехами в его судьбе. Здесь произошли самые важные события: были написаны и опубликованы стихи и книги, здесь встретил свою будущую жену, здесь родился сын.

«Пробуждение любви к поэзии отношу к годам 14-15, когда был буквально потрясен стихами Есенина и Лермонтова. С тех пор они для меня особо значимы. Каждый раз прочитываю их по-новому. Стихи о Лермонтове и Есенине «Родились поэты в октябре», «Исход», «Земная горечь» — это своеобразный долг, который я пытался отдать гениям русской земли».

«Поэт не щадит своих читателей, заостряя внимание на том жестоком и бесчеловечном, что было в нашей истории. Но он пишет об этом для того, чтобы мы были более чутки к человеческому страданию. Это во многом связано с христианской традицией.

…Читая стихи Валерия Сухова, убеждаешься в том, что не случайно, повторяя за Есениным широко известную фразу: «Нет поэта без родины», — он по-своему прочувствовал и переосмыслил ее в стихотворении «Огонь рябины»: «Поэта русского судьба // Врасти корнями в край родимый, // Где материнская изба // Хранит в окне огонь рябины». (Геннадий Горланов, профессор кафедры литературы и методики ее преподавания ПГПУ им. В. Г. Белинского, член Союза писателей России.)

Каждая книга стихов Валерия Сухова находит отклики в сердцах людей. Нередко поэта называют пензенским Есениным — за ту пронзительную любовь к малой родине, которая звучит в каждой строчке.

Можно с полным правом утверждать, что Валерию Сухову несказанно повезло в том, что у него есть свое Константиново — это село Архангельское.

В 1996 году закончил аспирантуру при Московском педагогическом университете. А в 1997 году получил звание кандидата филологических наук, защитив кандидатскую диссертацию на тему «Сергей Есенин и имажинизм».

В. Сухов в 2010 году стал лауреатом Международной литературной премии имени Сергея Есенина «О Русь, взмахни крылами…» в номинации «Взыскующим взглядом» за статьи о творчестве поэта.

Сейчас Валерий Алексеевич занят изучением проблем современного есениноведения и готовит монографию о влиянии поэтики Михаила Лермонтова на творчество Сергея Есенина.

Из цикла «СТИХИ О ПОЭТАХ»

ЕСЕНИНСКАЯ ОСЕНЬ

Вот и нас есенинская осень
Осенила золотым крылом.
Все заметней заморозков проседь.
И грустим всё чаще о былом.

Утонула в сумерках дорога,
По которой молодость ушла.
Как листок, трепещет одиноко
На ветру продрогшая душа.

Что ж. Выходит, наша песня спета.
Наступает холодов пора.
Уступаем молодым поэтам
Место у осеннего костра.

1995

ТЕНЬ ПОЭТА

Кто же поэту перерезал вены?
И чей сапог опору выбил из-под ног?
Молчат забрызганные кровью стены.
Как кляп, закушен языка комок.

В окно пробился синий свет рассвета.
На землю падал белый-белый снег.
А на стене качалась тень поэта…
В ту ночь казнен был чёрный человек!

1995

ЖИВОЙ

Над Россией в зареве осеннем
Заклубился чёрной тучи дым.
Не застыл, как памятник,  Есенин,
А живой вернулся к нам — живым.

Нет, не все пока еще предали
Мы в себе, банкнотами шурша.
И из пепла на Тверском бульваре
Вновь воскресла русская душа!

Буйная, как непокорный ветер,
Просветлённая, как ясный день,
Воплотилась Русь в своём поэте
Вся — в святой и грешной простоте.

1995

РОДИЛИСЬ ПОЭТЫ В ОКТЯБРЕ

Родились поэты в октябре.
Ночью — Лермонтов, Есенин — на заре.
Золотой метелью Русь заносит
Ясная и пасмурная осень.

Расстелился голубой туман
От приокских далей до Тархан.
В тучи обращает облака
Демона гнетущая тоска.

Ветер закрутил кленовый лист.
От земли до неба путь  кремнист.
И из века переходит в век
Тень поэта — Черный человек

На рассвете, как Голгофа, сер
Силуэт Машук и «Англетер»,
Где на взлёте обрывает жизни
«Странная любовь» — любовь к Отчизне…

Русская душа жива, пока
В ней поёт тарханская тоска,
Песней константиновская грусть,
Как рубаху, разрывает грудь!

2005

ОГОНЬ РЯБИНЫ

Нет поэта без родины.
С. Есенин

Без родины — поэта нет.
Родного не понять чужому.
Так в сумерках заветный свет
Вдруг обожжёт тоской по дому.

Тогда по-волчьи впору выть
Сухому перекати-полю,
То, вспомнив, что нельзя забыть,
Бродяжью проклиная долю.

Поэта русского судьба —
Врасти корнями в край родимый,
Где материнская изба
Хранит в окне огонь рябины.

Где так печально старый клен
Клин провожает журавлиный.
А ветер колокольный звон
Разносит, как напев былинный.

Где за Окой такой простор,
Что сердце не захочет рая…
И вспыхнув здесь, души костер
Горит, как Русь, не угасая!

2005

ДЕКАБРЬСКИЙ РЕКВИЕМ

Лес декабрьский сковал мороз.
Кровь рябин на снегу рассеяна.
Голубые вены берёз
Перерезала Русь Есенина.

Затмевает тоски разгул
Просветленья святую грусть.
И удавкою захлестнул
Горло месяца Млечный путь.

2008

УДАВКА ЕСЕНИНА

Гой ты, Русь моя, выть твоя горем засеяна!
Глотку волка сдавила капканом тоска.
На торги выставляют удавку Есенина.
Обнищала душа и пошла с молотка.

И продать и купить можно все в идеале
«Смерть Поэта», как нефть, подскочила в цене.
В разоренной стране есть «Страна Негодяев»,
Где калифствует бизнесмен на коне.

Где народу осталась одна лишь забава.
И покорно он вздернут на телеигле.
Прет на нерест ее голубая отрава.
От чертей открестясь, плачет ангел во мгле.

Если в Бога не веришь, молиться нелепо.
В каждом мальчике черный живет человек.
Задыхаясь, ногтями царапаем небо.
И на землю известкою сыпется снег.

Не согреет рябина, огарком сгорая.
Пляшет ветер, а дьявол играет в дуду.
Лучше в петлю. Не надо за доллары рая.
«До свидания, друг мой, до встречи в аду!»

* * *
Не в брёвнах, а в рёбрах
Церковь моя.
В. Шаламов

Убивали русского поэта
Водкой, нищетой и злым наветом.

Ждали его пуля и петля.
И колымская железная земля.

Пасынком родной своей страны
Встал он у бревенчатой стены.


Вячеслав ЛЮТЫЙ

НА РАССВЕТЕ ЗАВТРАШНЕГО ДНЯ
К 60-летию поэта Валерия Сухова

Современная русская поэзия до сих пор во многом несёт на себе печать так называемого «шестидесятничества» — стихотворной публицистики, рассчитанной на мгновенное понимание и незамедлительный отклик читателя и слушателя. Нет сомнений, прямое поэтическое слово в иные моменты жизни и истории для художника очень важно. Но вся беда в том, что нынешняя поэзия словно бы забыла о своей сокровенной задаче, «приравняла перо к штыку», сменила протяжную песню на маршевые ритмы, точные, содержательные строки — на гневную, аффектированную речь, тихие слезы — на оглушительные вскрики погребальной плакальщицы. В каждом из этих предпочтений нет ничего предосудительного, однако чувство меры забыто. И вот уже слова заболтаны, гнев становится дежурным, боевые возгласы не трогают уставшее сердце… Реально, художник встал перед выбором: быть глубоким, вдумчивым, тонким живописцем и мыслителем — или выбрать путь плаката, отражающего злобу дня и живущего очень недолго: доколе этот скудный день продлится. По существу, перед нами противостояние искусства и журналистики как ремесла. Нравственные акценты тут не причем — речь о фактуре письма.

Среди поэтов русской провинции имя Валерия Сухова известно с конца 80-х годов прошлого столетия. В многообразном своде его стихотворений масса вещей этого первого, журналистского толка. Они наполнены страданием и нежностью к людям и родному краю, но их эскизность по прошествии времени вызывает в читателе непродолжительные чувства, «послесвечения» поэтических строк мы здесь не найдём. Хотя дневник тяжких лет России эти стихи, безусловно, пополнят.

Что может быть страшнее смерти?
Когда уже надежды нет…
И в госпитале на рассвете
Не спят калеки в двадцать лет.

Мать, дрогнув, входит в дверь палаты.
Кровати выстроились в ряд.
На них, как на крестах распяты,
В бинтах её сыны лежат.

Им соловьи любви отпели.
Не нянчить матери внучат.
Распилами берёз в апреле
Обрубки тел кровоточат.

Войной изломанные жизни.
Нет рук и ног, а всё болят.
И, как немой укор отчизне,
Глаза тех стриженых ребят.

                   «Военный госпиталь в Ташкенте» (1986)

Двадцатилетие, обозначенное хаосом перестройки, бесчеловечностью 90-х годов и робкими надеждами первых лет нового века, породило гигантскую болевую волну в нашей поэзии. Её напор пригибал к земле всё светлое, радостное и жизнеутверждающее. Без преувеличения можно сказать, что это было неуловимое дыхание смерти. Но русский дух выстоял, преодолел инерцию распада всего и вся, и объял собой до сих пор ещё прекрасный отчий простор. Теперь, возведя взор от выжженной и разорённой пяди скорбной почвы — к горизонту и затем к небесной выси, русский человек распрямился и обрёл устойчивость. А безмерная боль умалилась и заняла положенное ей в земном распорядке место. Болят раны, и вздрагивает душа, вспоминая горестное вчера. Однако это уже — признак живого, которое может быть разным, одновременно — счастливым и грустным, сильным и слабым, умирающим и нарождающимся вновь…

Занесённая снегом Россия.
Позабытая Богом земля.
Тяжкий крест до небес возносила,
Подставляя, как плечи, поля.

Видно, русское нужно терпенье,
Чтобы верить под вражьей пятой:
«Это с божьего благословенья
Русь за муки назвали святой!».

                               «Терпенье» (1993)

Так и в поэзии Валерия Сухова повторяющиеся образы «поля боли», «полыни» в разных вариациях сменяются сокровенным переживанием коллизий Священного Предания: притчи о блудном сыне, жертвенности агнца, крестных мук Спасителя. Автор видит мистические приметы в бытовом течении жизни, и голос его сдержан, в нём нет надрыва, но есть мудрая бесстрастность иконописи, в особенности — сюжетов о мучениках за веру Христову.

Евангельский отблеск в стихах Сухова совсем не демонстративен. Сначала перед нами предстаёт реальность, очень точно прописанная словами, а уже затем проявляется её бытийный шлейф, как бы говоря нам: так было прежде, и смысл происходящего тогда не был понят. Евангелие предстаёт путеводителем смыслов человеческой истории и человеческой жизни. Эта позиция — одна из самых сильных в поэтике Валерия Сухова:

Тень вздымается зыбко.
Брёвна в древней резьбе.
Чуть качается зыбка
В полутёмной избе.

Тянет тёплой истомой
Из овчин на печи.
Острый запах соломы.
Тусклый трепет свечи.

Свет лампады неяркий
Озарил образа.
У беременной ярки
Человечьи глаза.

Ничего не меняется
За две тысячи лет.
Божий агнец появится
Утром на свет.
                      «Зыбка» (2005)

Для поэта важнейшие понятия — материнство, вина и прощение, малая родина и Россия, перекликающаяся в своей необъятности с древним русским образом матери сырой земли. В стихотворении «Небесные всходы» есть неявное уподобление: Русь — соединение почвы и неба. Тут вера, любовь и чувство родства сливаются в одно непостижимое для иноземца переживание:

Чернеют сгоревшие пашни России.
В них дождик посеял свои семена.
Не зря чернозём помесили мессии —
Не хлебом единым живёшь ты, страна!

Свинцовою тучей нависли невзгоды.
Мы замерли на роковом рубеже.
Кто выжег до корня небесные всходы,
Взошедшие в русской наивной душе?!

                        «Небесные всходы» (1993)

В «русской наивной душе» много лёгкого и тяжёлого, она, словно большое дитя, порою не ведает, что творит. Но как у детей чисты слезы признания в проступке, так и в нашем человеке светится огонёк раскаяния в содеянном — сначала едва-едва, потом все более сильно и всепоглощающе…

Есенинская линия в современной поэзии представлена достаточно широко. Однако несравненный лиризм великого русского поэта, доверительность и интимность его песни под силу не каждому, кто «под Есениным ходит».

Постановка голоса, чувство дистанции между художником, предметом и читателем, спокойная уверенность в том, что слова послушаются песнопевца и лягут в единственно верном порядке на лист бумаги — эти «есенинские» свойства достаточно редки. В стихотворениях Валерия Сухова с течением лет они проявляются всё чаще и чаще.

Пью из чаши небесной прозрачную синь.
Тень в траве побраталась с былыми веками.
Моё сердце пронзила стрелою полынь —
И прозрели глаза васильками.

На кургане стою, ветром горьким дыша.
Поседел я от облака пыли дорожной.
В поле боли осталась живая душа.
Обернулась она в оберег — подорожник.

Горьким млеком меня напитал молочай.
От татарника скулы достались косые.
Повителью сплелась материнства печаль.
Целовала роса мои ноги босые.

Я корнями за землю родную держусь.
Каждой жилкой в суровый суглинок врастаю.
Смерть с размаху подкосит меня, ну и пусть.
Встав травой молодой, вновь я всё наверстаю.

Потому-то и песни мои от земли
Так шумят под дождём заливным разнотравьем.
Потому-то и счастлив я так от любви,
Что навеки сроднился с простором бескрайним.

                                «От земли» (2000)

Сквозь толщу наработанных тем и образов, через усталость души и утомление сердца прорастает фигура нового поэта — зрелого, умудрённого жизнью, свободно говорящего о России и русском человеке — вчера, сегодня и на рассвете завтрашнего дня.

А за ним — родимая изба.
И у них единая судьба.

Рёбрами — не бревнами хранит
Родина невидимый родник.

Серебро незримого колодца
Песней над убийцами смеётся.

SuhovV 3


Кандидат филологических наук
Валерий Сухов отметил юбилей

Поэт, преподаватель и кандидат филологических наук Валерий Сухов отметил свой юбилей в Пензенском государственном университете.

Поздравления с 60-летием имениннику подготовили студенты историко-филологического факультета, опираясь на статьи современных критиков. Преподаватель, в свою очередь, прочитал стихи собственного сочинения и поделился планами на будущее.

«В планах у меня издать книгу «Есенин и пензенцы», опираясь на уникальные материалы, которые мне достались от Олега Михайловича Савина, — это воспоминания Бориса Сорокина о Сергее Есенине. Он учился вместе с Сергеем Есениным в университете Шанявского. Это книга «Есенин и Лермонтов». Творческий диалог поэтов». Ну и третья книга о моих земляках, городищенцах, участниках Великой Отечественной войны», — прокомментировал ГТРК «Пенза» кандидат филологических наук, доцент ПГУ Валерий Сухов.

Валерий Сухов автор шести сборников стихов — «Родное Архангельское», «Вербное воскресенье», «Благословение» и другие. После поздравлений от студентов и преподавателей в адрес юбиляра гостям показали фильм о жизни и творчестве Валерия Сухова.

ГТРК «Пенза»
26.12.2018.


Песни на стихи Валерия Сухова





Добавить комментарий

Комментарии проходят предварительную модерацию и появляются на сайте не моментально, а некоторое время спустя. Поэтому не отправляйте, пожалуйста, комментарии несколько раз подряд.
Комментарии, не имеющие прямого отношения к теме статьи, содержащие оскорбительные слова, ненормативную лексику или малейший намек на разжигание социальной, религиозной или национальной розни, а также просто бессмысленные, ПУБЛИКОВАТЬСЯ НЕ БУДУТ.


Защитный код
Обновить

Яндекс цитирования
Rambler's Top100 Яндекс.Метрика