Поиск по сайту

Наша кнопка

Счетчик посещений

32232254
Сегодня
Вчера
На этой неделе
На прошлой неделе
В этом месяце
В прошлом месяце
4354
8983
56598
30120567
198631
294862

Сегодня: Май 26, 2019




Наталья Сидорина. После юбилея...

PostDateIcon 29.11.2005 21:00  |  Печать
Рейтинг:   / 1
ПлохоОтлично 
Просмотров: 9916

Он как-то о себе сказал: златоглавый. Так я и назвала свою книгу о нем — «Златоглавый. Тайны жизни и гибели Сергея Есенина». Теперь эта книга переиздана на другом конце России — в Калининграде, где он однажды побывал по пути в Европу и дальше в Америку.

Земля моя, златая!
Осенний светлый храм!
Гусей крикливых стая
Несется к облакам.

То душ преображенных
Несчислимая рать,
С озер поднявшись сонных,
Летит в небесный сад...

В России Есенин — явление культовое. Некоторые комментаторы утверждают: «Покончил жизнь самоубийством». И со вздохом добавляют: «Но в России этому не хотят верить».
Вот и мои попутчики в Константиново не доверяют официальному есениноведению. В машине нас четверо. За рулем тезка поэта Сергей Трифонов, рядом с ним жена Ольга. А на заднем сиденье скульптор Николай Александрович Селиванов и я.
Семья Трифоновых — «технари», от филологии далеки, зато Есенина любят. Ни одного праздника в Константинове за последние двадцать лет не пропустили. И дома у них свой литературный музей поэта. Собирают все публикации о нем, но при этом отделяют зерна от плевел. На днях Сергей Трифонов открыл свой сайт в Интернете. Запомнить легко: «esenin.ru». Теперь на этом сайте можно будет разместить многое и даже поискать спонсоров для памятника Есенину на высоком берегу Оки. Это давняя мечта замечательного скульптора Селиванова, да и памятник готов. Остается отлить в бронзе или высечь в граните.
Вокруг Константинова кипит жизнь. Несмотря на автомобильные пробки на трассе, мы успели на открытие Есенинской школы в Спас-Клепиках. Надо сказать, наш поэт учился и жил в церковно-учительской школе среди умных, образованных людей, которые окружали своих учеников теплом, уютом, давали им глубокие знания и учили молиться. Он был одним из семидесяти учеников. Его талант заметили и поддержали.
Двухэтажный дом с географическими картами и глобусом среди полей и рощ на берегу реки. За его порогом — путь в большой мир, который манил поэта. Только жаль, что этот дом стоит на улице Урицкого, председателя Петроградской ЧК. В него стрелял близкий друг Есенина Леонид Каннегисер. Вскоре он был расстрелян в застенках ЧК. В России начался красный террор. Свою историю надо знать.
Из Спас-Клепиков едем в Рязань, чтобы там переночевать и успеть утром на молебен и панихиду в Константиново.
В самой Рязани 1 и 2 октября праздник не ощутим. В Рязанской художественной галерее на улице Свободы мы так и не увидели ни одного скульптурного портрета Сергея Есенина. А куда подевалась прекрасная работа Селиванова, нам объяснить не смогли. Николая Александровича утешили тем, что она, наверно, в запасниках. Дозвониться по телефону директору художественной галереи, известному в Рязани живописцу Владимиру Иванову, нам не удалось. Видимо, каждый живет и работает как может, в меру собственных сил и таланта. И многим не до поэта.
Есенинский комитет Союза писателей России ни разу не собрался даже в преддверии праздника. А поговорить есть о чем. Повсюду продается переизданная книга «Смерть Сергея Есенина. Документы. Факты. Версии. Материалы Комиссии Всероссийского писательского Есенинского комитета по выяснению обстоятельств смерти поэта». (Москва, ИМЛИ РАН, 2003.)
В исследовательской части — все доказательства убийства поэта, а выводы сделаны обратные, поскольку бразды правления держал известный советский есениновед Ю.Л. Прокушев, автор многочисленных книг о поэте-самоубийце, т.е. лицо, заинтересованное в подтверждении версии, изложенной им на страницах печати.
В начале 1926 года в официальном некрологе на смерть Сергея Есенина подчеркивалось: «Поэт погиб потому, что был несроден революции, но во имя будущего она навсегда усыновит его». И усыновляли, и приспосабливали...
Особенно в этом преуспели такие киты советского есениноведения, как Ю.Л. Прокушев и С.П. Кошечкин. В конце концов дело дошло даже до сокрытия документов, о чем я неоднократно писала еще при жизни авторов фальсификаций. В писательской среде на это не обратили внимания. Надо свои книги издавать и не ссориться с литначальниками.
Вот и в эти праздничные дни на писательском пленуме в Рязани, который, между прочим, проходил на средства Рязанской земли, не нашлось времени и желания поговорить о Есенине. Повестка дня была другой. А тех, кто настаивал, отсылали в Константиново на Международную научную конференцию — к «есениноведам». Но разве можно Есениным ведать?

На кой мне черт,
Что я поэт!..
И без меня в достатке дряни.
Пускай я сдохну,
Только...
Нет,
Не ставьте памятник в Рязани!

 

Н.К. Сидорина и Н.А. Селиванов

Я люблю этот памятник поэту. Он словно восстает из земли, его породившей. Когда подходишь ближе, то уже не замечаешь ни золотой осенней листвы, ни обыкновенного мусора, а видишь только его.
— За памятниками надо ухаживать как за малыми детьми, — вздыхает Николай Александрович. — Их надо мыть. В Москве Пушкина моют время от времени. Он — в центре. А про Толстого забывают. Вот и про Есенина в Рязани забыли даже в эти дни.
— А еще неплохо было бы сделать подсветку, — замечает Ольга Трифонова. — На площади темновато. Может, электричество экономят?
Но наш водитель настроен оптимистично. Он говорит, что утро вечера мудренее, и там, в Константинове нас ждет настоящий праздник.

Так оно и случилось. К Есенину на Рязанскую землю люди приехали со всех уголков России. Всюду песни, пляски, хороводы. Продаются изделия народных промыслов, книги. Глаза разбегаются. Иди куда хочешь.
После молебна и панихиды по Христопамятному Сергию и всей его родне в церкви Казанской иконы Божией Матери я пошла искать родник. Рядом с ним на высоком берегу Оки любил сидеть Есенин. Но я никак не могла избавиться от мысли, а почему в этот раз не служили панихиду по убиенному Сергию. Видимо, мы на распутье. Страна на распутье. И от того, как сейчас мы обойдемся с Есениным, с памятью о нем, зависит вся наша дальнейшая судьба. Думая об этом, я искала родник и не находила. Никто не знал, где он находится. Старая часовенка над родником давно разрушена. А новую поставили на самой вершине холма.
Я вернулась в церковь и спросила:
— Матушка, а откуда вы берете воду для освящения?
Мне ответили:
— Из водопровода.
— А где же родник?
— Зарос, милая. Колокольню восстановили, а до родника еще руки не дошли.
— А вдруг он совсем зарастет?
— Откопаем. Ты сходи в часовню Святого Духа.
Оказалось, что она стоит неподалеку от церкви и по соседству с домом Есениных. Входишь в белокаменную часовню, а там икона Святой Троицы.
На памятной доске читаем: «Часовня в честь Святого Духа восстановлена в 2002 году при поддержке губернатора Ямало-Ненецкого автономного округа Неелова Юрия Васильевича на средства Администрации ЯНАО».
Спасибо. Кстати, это слово происходит от древнерусского «Спаси вас Бог». А Есенинский родник мы должны откопать сами.
Тем временем на высоком берегу Оки рождалось нечто новое. Скульптор Николай Александрович Селиванов искал место для памятника поэту. И я к нему присоединилась.
Вскоре отыскались и наши друзья Трифоновы, которые успели побывать на Международной научной конференции в Литературном музее Сергея Есенина.
К сожалению, в этот раз многие зарубежные гости на конференцию не приехали. Правда, нам встретилась одна китаянка. По просьбе есениноведов она прочла стихи Есенина на своем родном языке. Не знаю почему, но все принимали ее за японку. Узнав, что я писательница, она несказанно обрадовалась. Кажется, пока это единственное русское слово, которое Лян Кунь, главный редактор издания «Исследования по зарубежной литературе», знает. Но чудесный есенинский мир ее влечет. И она,несомненно, выучит наш трудный язык. Константиново нельзя не полюбить.

На этихпросторах и ветер поет есенинские песни.
Думается, праздник удался, несмотря на большие и маленькие просчеты. Николай Александрович Селиванов пожалел, что не было блинов, кругом шашлыки. Я его утешила тем, что Есенин любил Кавказ. Там поэта встречали радушно, возможно, памятуя о русском радушии. К Есенину тянулись. Надо и нам тянуться к поэту, а не опускать его до нашего уровня. Он как-то обмолвился:

И простим, где нас горько обидели
По своей и по нашей вине.

Да у нас человека обижают на каждом шагу. Ольге Трифоновой запомнилась и такая картинка. В Литературном музее Есенина на Международной научной конференции одному из выступавших буфетчица отказалась продать бутерброд. «Вас, — говорит, нет в списке. Вы не член»... А он оправдывался тем, что выступил и к тому же голоден.
Николай Александрович Селиванов решил быть щедрым и подарил Литературному музею Сергея Есенина одну из своих лучших работ. Это скульптурный портрет Эдуарда Александровича Хлысталова, заслуженного работника МВД, который проводил свое частное расследование обстоятельств убийства Сергея Есенина. Так жизнь и смерть поэта переплелись на Есенинском всенародном празднике.
Выступая на большой эстраде в Константинове, Сергей Михайлович Миронов, Председатель Совета Федерации Федерального Собрания РФ, отметил, что в обстоятельствах гибели Сергея Есенина много неясного. Оказывается, и он не верит официальному есениноведению. А в Генеральной прокуратуре люди оказались куда более доверчивыми.
Поверили «есениноведам», устроителям аукциона в Институте мировой литературы (ИМЛИ), на котором продавались посмертные фотографии поэта (оригиналы) и посмертная маска. За день до аукциона, приуроченного ко дню рождения поэта, газета «Советская Россия» опубликовала мою статью «Первые Есенинские торги. Улики на продажу» (1997, 2 октября). Но разве их остановишь. Поспешили продать то, что является материалом Комиссии по выяснению обстоятельств смерти С.А. Есенина или должно было им стать. Видимо, не случайно в 1993 году в центре Москвы стреляли в день рож­дения поэта. И этим вопросом Генеральная прокуратура не занимается. А там было много невин­ных жертв: отец Виктор — мученик за народ, дети и женщины из разных концов России... У нас умеют смешивать жертвы с палачами и скрывать преступления.
Товарищи, господа хорошие, Союз писателей России! Не пора ли опомниться и вспомнить о Сергее Есенине. Он одним из первых принял мученическую смерть за Россию.
В марте 1989 года на Международных Есенинских чтениях в Ленинграде в передаче «Открытая дверь» во время прямого эфира мне чудом удалось показать посмертную фотографию Есенина. «Литературная Россия» тут же откликнулась заметкой об этом событии. Так была легализована эта трудная тема. По очерку о гибели поэта «Меня хотят убить...», опубликованному мною в журнале «Слово» (1989, № 10), белорусы сняли документальный фильм. Он был отмечен премией Первого Международного фестиваля славянских фильмов «Золотой витязь». Появились новые статьи, книги, фильмы. Круг авторов постоянно расширяется. А где же Есенинский комитет Союза писателей России? Издали постыдную книгу «Смерть Сергея Есенина» и не даете снять ярмо самоубийцы с великого национального поэта. Думается, Союз писателей в первую очередь нужен для защиты писателей и памяти о них. Более жестоко, чем с Есениным, еще ни с кем не обошлись. Убит и оклеветан.
Да, вокруг Есенина идет борьба идей. В том числе и на телевидении. По Первому каналу дважды показывали документальный фильм «Сергей Есенин. Ночь в «Англетере», в котором я привожу доказательства убийства поэта. А вслед за документальным фильмом выходит художественный сериал с участием Сергея Безрукова, который тонко чувствует судьбу поэта.
На канале НТВ иные доводы. А если бы в день рождения поэта вы открыли канал «Культура», то увидели бы на стоге сена уважаемого солидного литературоведа. Ощущая себя хозяином Серебряного века в русской поэзии, Лев Аннинский рассказывал об обстоятельствах «самоубийства» Сергея Есенина. Прочел, правда с ошибкой, известное стихотворение «До свиданья, друг мой, до свиданья...» Вслушаемся:

В этой жизни умереть не ново.
Но и жить, конечно, не новей.

В одном слове подмена. В автографе «умирать», а не «умереть». Разница существенная. Умереть — решимость свести счеты с жизнью. Умирать — предощущение гибели, но без малейшего намека на самоубийство.
«Меня хотят убить», — говорил Есенин.
Так будем тянуться к поэту без подмен, обмана и случайных (а может быть, не случайных) оговорок. Прогулки с Пушкиным. Прогулки с Есениным. А почему вы решили, что они на такие «прогулки» согласны?
Взобраться на стог сена еще не значит понять поэта.
Он писал незадолго до гибели:

Мне все равно эта жизнь полюбилась,
Так полюбилась, как будто вначале...

На Есенинском празднике многие искали последний том академического собрания сочинений поэта. Невозможно купить даже по подписке. Видно, мало выпустили. На всех не хватает.

 

Спас-Клепики—Рязань—Константиново—Москва.
1-2 октября 2005 г .
Фотографии Трифонова С.


Наталья Сидорина, автор книг «Высокая роща», «Корень слова», «Мироколица», «Златоглавый. Тайны жизни и гибели Сергея Есенина», «Удивительная жизнь Леонардо да Винчи» и др. Ее фильм о Сергее Есенине «Меня хотят убить» («Беларусьфильм») отмечен премией Первого международного кинофестиваля славянских фильмов «Золотой витязь». Этот фильм был снят по одноименному очерку, опубликованному в журнале «Слово» (1989, № 10).


Опубликовано также в газете "Патриот" №43, октябрь 2005 г. («Летит в небесный храм...») и журнале "Слово", №5, 2006 г.

 

Добавить комментарий

Комментарии проходят предварительную модерацию и появляются на сайте не моментально, а некоторое время спустя. Поэтому не отправляйте, пожалуйста, комментарии несколько раз подряд.
Комментарии, не имеющие прямого отношения к теме статьи, содержащие оскорбительные слова, ненормативную лексику или малейший намек на разжигание социальной, религиозной или национальной розни, а также просто бессмысленные, ПУБЛИКОВАТЬСЯ НЕ БУДУТ.


Защитный код
Обновить

Яндекс цитирования
Rambler's Top100 Яндекс.Метрика
http://beautylegs.ru/ круропластика мариничева. Фото до и после круропластика.