Поиск по сайту

Наша кнопка

Счетчик посещений

23067880
Сегодня
Вчера
На этой неделе
На прошлой неделе
В этом месяце
В прошлом месяце
6271
15799
39546
20897335
457439
643548

Сегодня: Июль 26, 2017




ЛЕМЕШЕВ М. Жертвенная любовь к России

PostDateIcon 25.12.2015 18:43  |  Печать
Рейтинг:   / 0
ПлохоОтлично 
Просмотров: 1352

Михаил ЛЕМЕШЕВ

ЖЕРТВЕННАЯ ЛЮБОВЬ К РОССИИ
К 120-летию со дня рождения и к 90-летию гибели С.А. Есенина

Литература наша дышит православием.
К.Н. Леонтьев.

     Русская литература всегда основывалась на стремлении человеческой души к Царствию Божьему, к преодолению греха, к утверждению добротолюбия, нестяжательства, искания правды, воспеванию красоты Природы и Человека. Тысячелетняя история русской литературы открывается бессмертным сочинением митрополита Иллариона «Слово о Законе и Благодати», созданном в XI веке. В этом уникальном произведении Ветхому Завету (закону, национально ограниченному) противопоставляется Новый Завет — благодать, даруемая всему человечеству. Непреходящая ценность этого древнего произведения состоит в том, что Илларион не только обосновывает великое благо для Руси в распространении христианского света в ней и воздаёт хвалу князю Владимиру, крестившему Русь, но и решает эту задачу в изумительной поэтической форме, раскрывающей глубину и красоту русского языка.
     Богата Россия поэтическими талантами. Об этом свидетельствуют многочисленные литературные памятники Древней Руси, изложенные в былинах, сказаниях и песнях. Это древнее наследие получило развитие в творчестве многих сотен и даже тысяч поэтов, среди которых сияет созвездие М.В. Ломоносова, А.С. Пушкина, М.Ю. Лермонтова, Ф.И. Тютчева, А.А. Блока, А.Т. Твардовского, Н.М. Рубцова. Произведения этих великих русских поэтов знают и любят миллионы читателей. Но нельзя не признать и тот отрадный факт, что поистине всенародной любовью пользуется светлое имя Сергея Есенина и его светоносная лирика.
     Я вспоминаю, как в годы, когда творчество Есенина большевистской властью осуждалось, с каким волнением и благодарностью, нередко со слезами на глазах, слушали мои импровизированные чтения его стихов в самых разных обстоятельствах: будь то встреча с друзьями или со случайными попутчиками в поезде, на студенческих вечеринках, на субботниках, во время уборки картофеля и овощей в колхозах или на строительных площадках, на праздничных вечерах в институтах и университетах, где мне приходилось работать, или просто в гостях у знакомых. Это было зримое проявление народной любви буквально к каждому слову и к каждой мысли великого певца и гражданина России.
     С большим волнением я приступаю к этим запискам о жизни и творчестве гениального русского поэта. Прибавить что-то новое в выражении любви к Сергею Александровичу весьма затруднительно. Надеюсь, в решении этой задачи мне помогут сами произведения поэта. Уверен, что они обрисуют образ Есенина лучше любых рассуждений о нём.

Колокол дремавший
Разбудил поля,
Улыбнулась солнцу
Сонная земля.

Понеслись удары
К синим небесам,
Звонко раздаётся
Голос по лесам.

Скрылась за рекою
Белая луна,
Звонко побежала
Резвая волна.

Тихая долина
Отгоняет сон,
Где-то за дорогой
Замирает звон.
1914

Детство и отрочество поэта

     Сергей Александрович Есенин родился 21 сентября (3 октября) 1895 года в селе Константиново Рязанской губернии, в крестьянской семье. Его родителями были Александр Никитич Есенин (1873—1931) и Татьяна Фёдоровна Титова (1875—1955). Константиново — старинное село, которое впервые упоминается в 1619 году в жалобе местных крестьян царю Михаилу Фёдоровичу на соседних федякинских крестьян, уличённых в грабежах. А жаловались они царю на недобросовестных соседей потому, что село принадлежало его дворцовому ведомству.
     В селе была деревянная церковь, освещённая в честь Казанской иконы Божьей Матери. Простояла она почти два века, пока в 1779 году вице-канцлер двора императрицы Екатерины II Александр Михайлович Голицын вместо неё построил каменную Казанскую церковь с приделом в честь святых мучениц Веры, Надежды, Любови и матери их Софьи.
     Новая церковь была просторна и светла, богато украшена образами святых и золочёной утварью. По воспоминаниям сестры Сергея Екатерины, внешний вид Казанской церкви был очень живописен. На фоне зелёных зарослей вязов, акаций и бузины она выделялась своей белизной как подвенечное платье. За церковью — красавица Ока, а на её высоком берегу расположена часовенка, рядом с ней огромный камень-валун, на котором в детстве и юности любил сидеть будущий поэт, любуясь приокскими раздольями. Есенины жили напротив Казанской церкви, в двухэтажном доме, построенном дедом поэта по отцу, Никитой Осиповичем, в котором и родился долгожданный младенец Серёжа.
     Таинство Крещения совершил 3 октября (по юлианскому календарю) настоятель Казанской церкви протоиерей Иоанн Смирнов, который нарёк младенца Сергеем в честь преподобного Сергия Радонежского, день памяти которого отмечается 8 октября. После Крещения отец Иоанн сказал матери Сергея: «Он у тебя от Бога». Забегая вперёд, отметим, что с этим священником Сергей Александрович поддерживал близкую связь, начиная с детства до последних дней жизни.
     С раннего детства Серёжа был отдан на воспитание деду по матери Фёдору Андреевичу Титову. Будучи грамотным и глубоко верующим человеком, Фёдор Андреевич читал своему внуку Евангелие, рассказывал ему о священной истории, а к пяти годам научил малыша читать православные книжки самостоятельно. Об этом поэт тепло вспоминал в стихотворении «Письмо деду».
     В доме Есениных часто останавливались на постой паломники, кормились нищие и убогие, к которым с большим участием и заботой относился Серёжа. Об этом юный поэт напишет в своём щемящем душу стихотворении «Побирушка».

Плачет девочка-малютка у окон больших хором,
А в хоромах смех весёлый так и льётся серебром.
Плачет девочка и стынет на ветру осенних гроз,
И ручонкою иззябшей вытирает капли слёз.

Со слезами она просит хлеба чёрствого кусок,
От обиды и волненья замирает голосок.
Но в хоромах этот голос заглушает шум утех,
И стоит малютка, плачет под весёлый, резвый смех.

     Дед Сергея Фёдор Андреевич был благотворителем Казанской церкви, поэтому не только регулярно ходил в церковь, пел на клиросе, но имел возможность позволять внуку залезать на колокольню, чтобы любоваться заокскими далями, а в праздники вместе с пономарём участвовать в колокольном звоне, который вызывал в его душе мысли о вечности, о Боге.
     На восьмом году жизни Сергей поступил в местную начальную 3-летнюю церковно-приходскую школу, по окончании которой был принят в земское училище, которое закончил в 1909 году. В это же время, по желанию деда, начал обучаться в церковно-учительской школе, в селе Спас-Клепики. По её окончании путь его лежал в духовную семинарию. Однако судьба распорядилась иначе. Юноша чётко понял, что его призвание — литература. Не только понял сам, но и убедил в этом своего любимого деда, который хотел во внуке видеть священника.

Становление духовного мировоззрения

     Во все описанные годы в душе золотоглавого отрока неугасимо пылала любовь. Любовь к природе, к деревьям и цветам, к рассветам и закатам, к друзьям и всем окружающим его людям, к небесам, солнцу и звёздам. Верующим людям известно, что Бог — это любовь, и эта любовь жила в сердце Сергея, которой он щедро делился с людьми в своих стихах.

ЗВЁЗДЫ

Звёздочки ясные, звёзды высокие!
Что вы храните в себе, что скрываете?
Звёзды, таящие мысли глубокие,
Силой какою вы душу пленяете?

Частые звёздочки, звёздочки тесные!
Что в вас прекрасного, что в вас могучего?
Чем увлекаете, звёзды небесные,
Силу великую знания жгучего?

И почему так, когда вы сияете,
Маните в небо, в объятья широкие?
Смотрите нежно так, сердце ласкаете,
Звёзды небесные, звёзды далёкие!
1911—1912

     Поразительно, как глубоко и немногословно юный поэт говорит о несравненной доброте сердца русского человека, о его любви к ближнему:

Шёл Господь пытать людей в любови,
Выходил он нищим на кулижку.
Старый дед на пне сухом, в дуброве,
Жамкал дёснами зачерствелую пышку.

Увидал дед нищего дорогой,
На тропинке, с клюшкою железной,
И подумал: «Вишь, какой убогой, —
Знать, от голода качается, болезный».

Подошёл Господь, скрывая скорбь и муку:
Видно, мол, сердца их не разбудишь…
И сказал старик, протягивая руку:
«На, пожуй… маленько крепче будешь».
1914

     Характер у юного Сергея был впечатлительным, эмоциональным и любвеобильным. Но главным его руководящим чувством во всех его поступках была глубокая и светлая любовь к Отечеству:

Гой ты, Русь, моя родная,
Хаты — в ризах образа…
Не видать конца и края —
Только синь сосёт глаза.

Как захожий богомолец,
Я смотрю твои поля.
А у низеньких околиц
Звонно чахнут тополя.

Пахнет яблоком и мёдом
По церквам твой кроткий Спас,
И гудит за корогодом
На лугах весёлый пляс.

Побегу по мятой стёжке
На приволь зелёных лех,
Мне навстречу, как серёжки,
Прозвенит девичий смех.

Если крикнет рать святая:
«Кинь ты Русь, живи в раю!»
Я скажу: «Не надо рая,
Дайте родину мою».
1914

Трудовые будни

     Осенью 1912 года отец Есенина привозит сына в Москву и устраивает его на работу в мясную лавку купца Крылова, где он сам работал приказчиком. Работа в лавке Сергею не понравилась. Он даже пошёл на конфликт с отцом. Какое-то время работал продавцом в книжном магазине, а затем перешёл в типографию известного издателя И.Д. Сытина сначала — экспедитором, а затем помощником корректора. В издательстве он познакомился с выдающимся скульптором Сергеем Тимофеевичем Конёнковым (1874—1971), который в своей книге «Мой век» пишет, что Есенин любил петь песни об «Алексии — человеке Божьем», «О Вере, Надежде, Любови и матери их Софии».
     В 1913—1914 годах Есенин создаёт множество стихотворений и поэму о святителе Николае — архиепископе Мирликийском. В 1915 году поэт приезжает в Санкт-Петербург, здесь он встречается с Александром Блоком, читает ему свои стихи, после чего Блок пишет в своём дневнике: «Стихи свежие, чистые, голосистые…» и рекомендует петербургским литераторам Есенина как талантливого крестьянского поэта-самородка. Сергея Александровича начали печатать и принимать в литературных салонах.
     В это время он входит в литературную группу «Краса» и литературно-художественное общество «Страда», членами которых были известные поэты Н. Клюев, С. Клычков, П. Орешин, А. Ширяевец. Особо близкие отношения у него складываются с Николаем Алексеевичем Клюевым (1887—1937), которого Сергей Александрович называл своим наставником и «рачителем». Стихи молодого поэта активно печатаются во многих изданиях. По признанию автора, из 60 представленных стихотворений было принято и опубликовано 51. В начале 1916 года они были объединены в первой книге Есенина «Радуница». Характерной особенностью этого периода творчества была неизбывная сыновья любовь к Родине, к православному образу жизни русского народа.
     В 1915 году при поддержке государя Николая II создаётся «Общество возрождения художественной Руси», в состав которого входят известные художники, архитекторы, писатели, в частности, В. Васнецов, М. Нестеров, А. Ремезов, А. Щусев, С. Городецкий, поэты Н. Клюев и С. Есенин. В Марфо-Мариинской монашеской общине сестёр милосердия, основанной великой княгиней Елизаветой Фёдоровной, было организовано чтение стихов. Творчество Есенина и Клюева ей понравилось, и по окончании вечера она долго беседовала с крестьянскими поэтами и подарила им по экземпляру Евангелия и образки с изображением иконы Пресвятой Богородицы. Несколько позднее, в день именин Есенина, Елизавета Фёдоровна сделала ему особый подарок — икону преподобного Сергия Радонежского, в честь которого поэт получил своё имя. Выступал Есенин и перед Государыней Императрицей Александрой Фёдоровной в Царскосельском лицее, просил и получил разрешение посвятить ей цикл стихов.
     В апреле 1916 года Сергея призвали на армейскую службу и назначили санитаром в Царскосельский военно-санитарный поезд № 143 Её Императорского величества Императрицы Александры Фёдоровны. В этом поезде трудились сёстрами милосердия сама Императрица и её дочери — царевны Ольга, Татьяна, Мария и Анастасия. Есенин неоднократно читал стихи в лазарете в присутствии царственных особ. Впечатление от этих встреч поэт отразил в стихах:

В багровом зареве закат шипуч и пенен
Берёзки белые горят в своих венцах.
Приветствует мой стих младых царевен
И кротость юную в их ласковых сердцах.

…Всё ближе тянет их рукой неодолимой
Туда, где скорбь кладёт печать на лбу.
О, помолись, святая Магдалина,
За их судьбу.

     Во время Февральской революции 1917 года Есенин отказался присягать Временному правительству и дезертировал из армии. В октябре этого же года власть в России перешла к большевикам. В советской литературе нередко звучали утверждения о том, что Есенин был одним из тех русских писателей, которые с восторгом встретили Октябрь. На самом деле всё было не так однозначно. Поэт надеялся увидеть в революционном перевороте движение общества к разумной светлой жизни, а не уничтожение традиционной культуры русского народа, в том числе и православной веры.
     В поэме «Товарищ», написанной под впечатлением буржуазной, организованной масонами Февральской революции, С.А. Есенин с потрясающей прозорливостью показал, что в действительности она была направлена против народа и православия.

«Исус, Исус, ты слышишь?
Ты видишь? Я один.
Тебя зовёт и кличет
Товарищ твой Мартин!

Отец лежит убитый,
Но он не пал, как трус.
Я слышу, он зовёт нас,
О верный мой Исус.

Зовёт он нас на помощь,
Где бьётся русский люд,
Велит стоять за волю,
За равенство и труд!..»

И, ласково приемля
Речей невинных звук,
Сошёл Иисус на землю
С неколебимых рук.

Идут рука с рукою,
А ночь черна, черна!..
И пыжится бедою
Седая тишина.

Мечты цветут надеждой
Про вечный, вольный рок.
Обоим нежит вежды
Февральский ветерок.

Но вдруг огни сверкнули…
Залаял медный груз.
И пал, сражённый пулей,
Младенец Иисус.
1917

     Есенин был подлинным гуманистом, он стремился воспевать то, что было в жизни «крепче и живей». Его стихи полны любви к людям и природе, но вместе с тем они проникнуты тревожным беспокойством о судьбе Родины, о её настоящем и будущем. Он трагически переживал события братоубийственной Гражданской войны. В своей поэме «Страна негодяев» поэт напишет:

Пустая забава,
Одни разговоры.
Ну что же,
Ну что же мы взяли взамен?

Пришли те же жулики,
Те же воры
И законом революции
Всех взяли в плен.
1922

     Этот великий обман Сергей Есенин вскрывал пристальным наблюдением за реальной жизнью, происходящей в стране.

…Ещё закон не отвердел,
Страна шумит, как непогода,
Хлестнула дерзко за предел
Нас отравившая свобода.

Россия! Сердцу милый край!
Душа сжимается от боли.
Уж сколько лет не слышит поле
Петушье пенье, пёсий лай.

Уж сколько лет наш тихий быт
Утратил мирные глаголы.
Как оспой, ямами копыт
Изрыты пастбища и долы…

     Сергей Александрович решительно отказывался быть трубадуром большевистской власти, к чему его лично призывали вожди — Троцкий, Дзержинский, Калинин. Напротив, он открыто высказывал недопустимость политизации русской литературы. На заседании пролетарских писателей, состоявшемся в 1921 году в Народном Комиссариате Просвещения, поэт заявил: «Здесь говорили о литературе с марксистским подходом. Никакой другой литературы не допускается. Это уже три года! Три года вы пишете вашу марксистскую ерунду! Три года мы молчали! Сколько же ещё вы будете затыкать нам глотку? И… кому нужен ваш марксистский подход?» (цитирую по: Игорь Евсин, «Судьба и вера Сергея Есенина». Рязань, «Зёрна», 2007).
     Да, у Есенина есть такие слова:

Небо — как колокол,
Месяц — язык,
Мать моя — родина,
Я — большевик.

     Чему же удивляться в этом заявлении поэта? Ведь все русские люди во время революционного переворота большевистской пропагандой были объявлены активными сторонниками их разрушительной идеологии. Однако Есенина никак нельзя причислить к идеологам большевизма. Он и большевиком-то объявляет себя, глубоко озабоченным трагическими событиями, происходящими в России. Анализируя неслыханные разорения русской жизни в период Гражданской войны, он охарактеризует своё душевное состояние следующими стихами:

Издатель славный! В этой книге
Я новым чувствам предаюсь,
Учусь постигнуть в каждом миге
Коммуной вздыбленную Русь.

     Сами практические поступки поэта свидетельствуют о том, что православная вера не покидала Сергея Александровича. Приведу два конкретных примера. В 1924 году умер его друг — поэт Александр Ширяевец. На его похороны Есенин не только пригласил священника, чтобы отпеть друга, но и сам искренне молился за упокоение души усопшего, дружбой с которым он очень дорожил. Не менее убедительным было и дерзкое по тем безбожным временам «Послание «евангелисту» Демьяну», гласившее:

Когда я в «Правде» прочитал
Неправду о Христе блудливого Демьяна,
Мне стыдно стало так, как будто я попал
В блевотину, изверженную спьяна.

…Нет, ты, Демьян, Христа не оскорбил,
Ты не задел его своим пером нимало.
Разбойник был, Иуда был —
Тебя лишь не хватало.

Ты сгустки крови у креста
Копнул ноздрёй, как толстый боров.
Ты только хрюкнул на Христа,
Ефим Лакеевич Придворов.

      Настоящее имя Демьяна Бедного — Ефим Алексеевич Придворов. Это послание в защиту Христа не было опубликовано, но, по свидетельству современников, широко распространялось в списках по всей России.
     Сергей Александрович глубоко скорбел, наблюдая разрушения, происходившие в историческом укладе жизни крестьян, в их традиционной православной культуре, в языке, в любви к людям, не только ближним, но и к каждой человеческой душе, созданной по образу и подобию Божиему, к своей малой родине и Отечеству в целом. Однако он был уверен, что эта болезнь мировоззрения русских людей пройдёт, и Россия вернётся на путь своего славного многовекового развития.
     Эту свою святую веру он с потрясающей силой изложил в произведении «Русь советская»:

Тот ураган прошёл. Нас мало уцелело.
На перекличке дружбы многих нет.
Я вновь вернулся в край осиротелый,
В котором не был восемь лет.

Кого позвать мне? С кем мне поделиться
Той грустной радостью, что я остался жив?
Здесь даже мельница — бревенчатая птица
С крылом единственным — стоит, глаза смежив.

…Ах, родина! Какой я стал смешной.
На щёки впалые летит сухой румянец.
Язык сограждан стал мне как чужой,
В своей стране я словно иностранец.

…С горы идёт крестьянский комсомол,
И под гармонику, наяривая рьяно,
Поют агитки Бедного Демьяна,
Весёлым криком оглашая дол.

Вот так страна!
Какого ж я рожна
Орал в стихах, что я с народом дружен?
Моя поэзия здесь больше не нужна,
Да и, пожалуй, сам я тоже здесь не нужен.

Ну что ж!
Прости, родной приют.
Чем сослужил тебе — и тем уж я доволен,
Пускай меня сегодня не поют —
Я пел тогда, когда был край мой болен.

Приемлю всё.
Как есть всё принимаю.
Готов идти по выбитым следам.
Отдам всю душу октябрю и маю,
Но только лиры милой не отдам.

…Цветите, юные! И здоровейте телом!
У вас иная жизнь, у вас другой напев.
А я пойду один к неведомым пределам,
Душой бунтующей навеки присмирев.

Но и тогда,
Когда во всей планете
Пройдёт вражда племён,
Исчезнет ложь и грусть, —
Я буду воспевать
Всем существом в поэте
Шестую часть земли
С названьем кратким «Русь».
1924

Краткие сведения о семейной жизни поэта

     4 июля 1917 года Есенин познакомился с русской актрисой Зинаидой Райх. 30 июля того же года состоялось венчание молодых, которое происходило в церкви Кирика и Иулитты, в деревне Толстиково Вологодского уезда. Поручителями жениха были Павел Павлович Хитров, крестьянин из деревни Ивановской Спасской волости, и Сергей Михайлович Бараев, крестьянин из села Улья Устьянской волости, поручителями невесты — Алексей Алексеевич Ганин и Дмитрий Дмитриевич Девятков, купеческий сын из города Вологды. А свадьба происходила в здании гостиницы «Пассаж». У супругов родились двое детей — дочь Татьяна и сын Константин. 19 февраля 1921 года поэт подал заявление о разводе, в котором обязался материально обеспечивать бывшую супругу и детей.
     Осенью 1921 года Есенин познакомился с танцовщицей Айседорой Дункан, с которой через полгода заключил законный брак. После свадьбы Есенин и Дункан совершили свадебное путешествие в Европу и Америку, посетили Германию, Францию, Бельгию, Италию. Европа Есенину не просто не понравилась, она поразила его чудовищной бездуховностью и лицемерием. Из Дюссельдорфа он пишет своим друзьям: «Что сказать мне вам об этом ужасающем царстве мещанства, которое граничит с идиотизмом? Кроме фокстрота здесь почти ничего нет. Здесь жрут и пьют, и опять фокстрот. Человека я пока ещё не встречал и не знаю, где им пахнет. В страшной моде господин доллар, на искусство начхать — самое высшее — мюзик-холл. Я даже книг не захотел издавать здесь, несмотря на дешевизну бумаги и переводов. Никому здесь это не нужно. Пусть мы нищие, пусть у нас голод, холод и людоедство, зато у нас есть душа, которую здесь за ненадобностью сдали в аренду под смердяковщину…»
     Ещё более неприятное впечатление на Есенина произвели США. В своём письме А. Мариенгофу поэт признаётся: «Милый Толя! Как я рад, что ты не со мной здесь, в этой Америке, не в этом отвратительнейшем Нью-йорке. Было бы так плохо, что хоть повеситься».
     Свои впечатления об этой стране Есенин изложил в очерке с красноречивым названием «Железный Миргород», в котором написал о высоких технических достижениях и показал духовное убожество людей, трагическую опустошённость их душ, изъеденных властью денег и потребительской моралью.
      «Лучше всего, что я видел в этом мире, это всё-таки Москва. В Чикагские «сто тысяч улиц», — считает поэт, — можно загонять только свиней. На то там, вероятно, и лучшая бойня в мире. При этой культуре «железа и электричества» здесь у каждого полтора фунта грязи в носу».
     Показательно, что Есенин в США отказывался от встреч с эмигрантами, покинувшими Россию. «Чёрт с ними, — говорил поэт, — ибо они все здесь прогнили за пять лет эмиграции. Живущий в склепе всегда пахнет мертвечиной». Более того, когда еврейские литераторы добились встречи с Есениным, вместо того, чтобы отвечать на их вопросы, он прочитал им отрывок из своей поэмы «Страна негодяев», в частности, монолог одного из главных персонажей поэмы — Замарашкина: «Я знаю, что ты — настоящий жид. Фамилия твоя Лейбман. И чёрт с тобой, что ты жил за границей. Всё равно в могиле твой дом». Слушатели организовали шумный скандал в газетах, клеймили поэта «антисемитом и большевиком». Есенин осознавал, что по возвращении в Россию ему не избежать неприятностей. Так оно и случилось.
     По истечении 4 месяцев, в августе 1923 года путешественники возвратились в Москву. Вскорости после этого брак поэта с актрисой Дункан распался. Осенью 1925 года Есенин женился в третий, последний раз на внучке Л.Н. Толстого Софье Андреевне Толстой (1900—1957), заведующей в ту пору библиотекой Союза писателей. После смерти поэта С.А. Толстая посвятила свою жизнь сбору, сохранению и подготовке к печати произведений великого поэта и оставила свои мемуары о нём.

Трагический финал земной жизни гениального поэта

     В Москве развернулась открытая ненависть к поэту со стороны русофобской власти и подхалимствующей бездарной писательской братии. По сведениям С.Ю. и С.С. Куняевых, 20 ноября 1923 года отмечался день Союза поэтов. В этот день Есенин, Клычков, Орешин и Ганин зашли в Госиздат, где вели переговоры об издании своих книг, после чего посетили столовую на Мясницкой, где состоялся их откровенный разговор о России, о Советской власти, её отношении к крестьянству. Среди посетителей оказался осведомитель Марк Родкин, спровоцировавший процесс преследования поэтов в соответствии с ленинским законом «О борьбе с антисемитизмом». За 1924—1925 годы на Есенина было заведено 6 уголовных дел по обвинению в «хулиганстве» и «антисемитизме», завершившихся трагедией в декабре 1925 года.
     Зловещую роль в гибели Сергея Александровича сыграл «самый грамотный», по определению Ленина, марксист Бухарин Н.И. (1888—1938). 12 января 1925 года этот теоретик насилия написал в «Правде»: «есенинщина — это самое вредное, заслуживающее настоящего бичевания явление наших литературных дней, поскольку …Есенин представляет самые отрицательные черты русской деревни и так называемого национального характера». Выступая 26 января 1925 года на Ленинградской партийной конференции, он говорил: «Я больше всего должен сказать о русском шовинизме. Недавно я выступил в «Правде» против Есенина. Я считаю, что это не столько, так сказать, по «узконациональным» мотивам по линии развенчания Есенина, сколько по другим мотивам. Имелся в виду, прежде всего, русский национализм и «русский дух».
     По существу, это было прямое указание на расправу с Есениным. Ведь Бухарин был не просто редактором «Правды», а авторитетным» членом Политбюро ВКП(б) — идеологом организации массовых репрессий против русского народа. Уместно напомнить здесь высказывание из его книги «Экономика переходного периода», которое гласит: «Пролетарское принуждение во всех его формах, начиная от расстрелов и кончая трудовой повинностью, является, как это парадоксально ни звучит, методом выработки коммунистического человечества из человеческого материала капиталистической эпохи». Очевидно, что дальше дело передавалось в руки ОГПУ, одним из руководителей которого в то время был известный палач Менжинский.
     Поэт чувствовал смертельную опасность. Он решает оставить Москву и 24 декабря 1925 года приезжает в Питер, где он рассчитывал заняться изданием толстого литературного журнала. Остановился поэт в гостинице «Англетер». Здесь и совершилась трагедия. Утром 28 декабря великий поэт России был найден подвешенным к трубе парового отопления в номере гостиницы. Версии его гибели были различными.
     Официальная из них гласила, что Есенин покончил жизнь самоубийством. Но есть свидетельство и другого рода. Так, утром 28 декабря в «Англетере» присутствовал художник В. Сварог, который сделал рисунки погибшего поэта, свидетельствующие о насильственной смерти. В частности, на голове была рана, нанесённая рукояткой нагана. Сразу после гибели поэта известный писатель Борис Лавренёв опубликовал статью с красноречивым названием «Казнённый дегенератами».
     О лживости версии о самоубийстве поэта свидетельствует также и то, что православная церковь провела панихиды по погибшему — в Москве, в Питере, в Казанской церкви села Константиново и в соседнем селе Федякино, где отпевал поэта священник Василий Гаврилов. Его правнук А.Б. Калякин вспоминал, что отец Василий постоянно служил панихиды по Есенину вплоть до своего ареста в 1938 году. А ведь известно, что за отпевание самоубийц и панихиды по ним церковью налагалось на совершающих это таинство отречение от священнического сана.
     Пора и всем нам наконец открыто и прямо отвергнуть эту клевету о самоубийстве великого русского поэта.

Журнал «Молодая гвардия», № 11-12, 2015 г.

Добавить комментарий

Комментарии проходят предварительную модерацию и появляются на сайте не моментально, а некоторое время спустя. Поэтому не отправляйте, пожалуйста, комментарии несколько раз подряд.
Комментарии, не имеющие прямого отношения к теме статьи, содержащие оскорбительные слова, ненормативную лексику или малейший намек на разжигание социальной, религиозной или национальной розни, а также просто бессмысленные, ПУБЛИКОВАТЬСЯ НЕ БУДУТ.


Защитный код
Обновить

Яндекс цитирования
Rambler's Top100 Яндекс.Метрика