Поиск по сайту

Наша кнопка

Счетчик посещений

25872886
Сегодня
Вчера
На этой неделе
На прошлой неделе
В этом месяце
В прошлом месяце
28143
21607
49750
23686265
248318
571638

Сегодня: Дек 12, 2017




Деев-Хомяковский и Есенин

PostDateIcon 13.03.2013 10:18  |  Печать
Рейтинг:   / 1
ПлохоОтлично 
Просмотров: 2955

Деев-Хомяковский и Есенин

Было это поздней осенью 1914 года, когда на полях Европы  гремели  пушки — шла первая мировая война. Великая бойня, которая ужаснет потом человечество итогами своей кровавой жатвы, в первое время многим ослепила глаза, и во многих странах политические партии, в том числе и социал-демократы, голосовали за войну. Только большевики России выступили с резким осуждением войны. Их поддерживали писатели горьковского направления и примыкавшие к ним «писатели из народа», группировавшиеся в Суриковском литературно-музыкальном кружке. Кружок вместе с Сергеем Кошкаревым возглавлял тогда наш земляк, уроженец дер. Хомяково бывшего Калужского уезда, поэт Григорий Дмитриевич Деев-Хомяковский.
В первом номере журнала «Друг народа», который готовился выйти в конце года, предполагалось напечатать несколько антивоенных материалов, в том числе литературное воззвание против войны и поэму девятнадцатилетнего Сергея Есенина «Галки».
Материалы эти уже были набраны, и редактор Деев-Хомяковский сидел в своем крошечном кабинете в доме № 8 по Александровской улице, просматривая гранки. И вот, когда правка уже была закончена, створчатые двери кабинета неожиданно раскрылись, и в него с шумом влетел небольшого роста мужчина с усиками, в довольно элегантном пальто и цилиндре.
— Кто здесь Деев-Хомяковский? — с порога почти выкрикнул он.
— Наверно, я, раз других людей в кабинете нет — это очевидно, — улыбаясь, ответил Григорий Дмитриевич. — Садитесь.
— Благодарю, господин Деев… Только нам с вами сейчас не до улыбок. Перейдем к делу: в первом номере журнала, который вы изволите редактировать, есть вещи, которые могут навредить патриотическому изъявлению масс.
— Но, позвольте, цензура… — возразил  редактор.
— И цензура ваша заменена, затараторил  гость. — И принято решение — статейку вступительную и стишки некоторые, некоего Есенина — изъять. И не протестуйте, иначе и журнал весь пойдет в корзину. Вот распоряжение. Потрудитесь познакомиться, а я типографии мы уже распорядились. И предупреждаю: не шутите, грешки ваши с девятьсот пятого за вами тянутся. Да и недавний арест припомнится, если вы его забыли, в Крылатском. До свиданья!
Агент жандармского отделения ушел, а Григорий Дмитриевич, посидев в растерянности несколько минут, приступил к повторному чтению гранок, теперь уже, он бесспорно понял это, урезанного почти вдвое журнала.
О том, что цензура в союзе с охранкой свирепствует, он знал, но потерять почти половину журнала, а главное — талантливую поэму Есенина, такого молодого и подающего надежды поэта…
Но выхода не было. Ему, участнику баррикадных боев на Красной Пресне, сидевшему в Сущевском каземате и спасшемуся от каторги благодаря несовершеннолетию, жандармы от печати не простят…
Вспомнил и нелегальное собрание в Крылатском. Тогда наверняка кто-то выдал их, иначе полицейские не нагрянули бы в самый важный момент собрания. Все собравшиеся былн арестованы, кроме одного участника — Сергея Есенина, которого успели затолкнуть в чулан и от ареста спасли…
Это лишь один эпизод из биографии нашего земляка, крестьянского поэта Г. Д. Деева-Хомяковского, участника революции 1905 года, которому посчастливилось быть очевидцем первых шагов в литературе Сергея Есенина, печатать его ранние произведения. А случилось так.
В редакцию детского журнала «Доброе утро», который издавал Григорий Дмитриевич, пришел светловолосый юноша и с озабоченным видом достал из кармана пиджака несколько исписанных листков.
— Можете почитать? — спросил пришедший с тревогой. Но заискивания перед редактором, свойственного  начинающим, у пришедшего не было. Стал читать и подивился музыкальности слога и образности стихов.

Поет зима, аукает.
Мохнатый лес баюкает
Стозвоном сосняка.
Кругом с тоской глубокою
Плывут в страну далекую
Седые облака.

— Вы откуда? — спросил, оторвавшись от чтения.
— Из Рязани. Крестьянин села Константиново. Но родственники есть в Москве, и даже близкие, только я с ними не совсем в ладу, — признался молодой поэт.
— Это ничего, — успокоил Григорий Дмитриевич, сам вчерашний скиталец по Москве. — Главное, со стихами вы в ладу. Оставляйте.
Так состоялось знакомство Деева-Хомяковского с будущим великим поэтом. А вскоре в журнале «Доброе утро» было напечатано одно из первых стихотворений Есенина «Береза». Примерно в это же время он был приглашён на собрание Суриковского литературно-музыкального кружка и принят в его состав. Стихи Есенина прослушали на одном из заседаний кружка, и вскоре в журнале «Мирок» было напечатано его новое произведение.
Когда в 1914 году решено было издавать журнал «Друг народа», Деев-Хомяковский, как председатель кружка, предложил на пост секретаря журнала Сергея Есенина, видя в нем более грамотного по сравнению с другими кружковцами человека и имевшего «чувство вкуса» к стихам.
Позднее в воспоминаниях  о Есенине Деев-Хомяковский расскажет:
«Есенин был секретарем журнала и с жаром готовил первый выпуск. Денег не было, но журнал выпустить необходимо было. Собрались в редакции «Доброго утра», обсудили положение и внесли по 3-5 рублей на первый номер.
— Распространим сами, — сказал Есенин».
Благодаря хлопотам редактора, секретаря и других сотрудников редакции журнал «Друг народа» вышел 1 января 1915 года. В нем было напечатано стихотворение Сергея Есенина «Узоры». Журнал имел четкую антивоенную направленность, и редактор с секретарем чуть не поплатились арестом…
Позднее, когда Сергей Есенин уехал в Петербург, он связи с Деевым-Хомяковским не порвал и время от времени присылал в редакцию журнала «Доброе утро» или передавал, будучи в Москве проездом в Рязань, новые стихи.
После смерти Сергея Александровича Григорий Дмитриевич написал статью «Правда о Есенине», которая бла опубликована в журнале «На литературном посту» в 1926 году. В ней он доказывал, что Есенин не был далеким от общественно-политических проблем эпохи, как его пытались изобразить некоторые критики и мемуаристы.
Деев-Хомяковский писал: «Занимая должность секретаря кружка, он часто выступал вместе с нами среди рабочих аудиторий, на вечерах, выполнял задания, которые были связаны с значительным риском».
Словом, наш земляк — один из первых авторов воспоминаний о Сергее Есенине, кто рисует не слащаво-рафинадный облик незаурядной личности и выдающегося поэта в ранний период его творчества, а показывает его таким, каким он был на самом деле: не чуждым общественно-политической борьбы, ищущим, с «душой бунтующей», говоря словами самого Есенина.

А. КАЧАЛКИН

«Знамя» (г. Калуга), 20 марта 1988 г.


 

Деев-Хомяковский Григорий Дмитриевич (1888-1946) — поэт, критик, общественный деятель. Член ВКП(б). После Октябрьской революции редактор журналов «Красная армия просвещения», «Работник просвещения», «Трудовая нива», «Жернов» и других; активный член и учредитель разнообразных литературных обществ, председатель «Суриковского кружка писателей из народа», «Общества крестьянских писателей» и т. д. Автор статей на общественные, литературные и исторические темы, критико-биографических очерков, стихов, прозы, драматических произведений. Составил четыре сборника революционных и народных песен.

Добавить комментарий

Комментарии проходят предварительную модерацию и появляются на сайте не моментально, а некоторое время спустя. Поэтому не отправляйте, пожалуйста, комментарии несколько раз подряд.
Комментарии, не имеющие прямого отношения к теме статьи, содержащие оскорбительные слова, ненормативную лексику или малейший намек на разжигание социальной, религиозной или национальной розни, а также просто бессмысленные, ПУБЛИКОВАТЬСЯ НЕ БУДУТ.


Защитный код
Обновить

Яндекс цитирования
Rambler's Top100 Яндекс.Метрика