Поиск по сайту

Наша кнопка

Счетчик посещений

39296624
Сегодня
Вчера
На этой неделе
На прошлой неделе
В этом месяце
В прошлом месяце
15617
8606
61665
37110695
397859
404942

Сегодня: Фев 26, 2021




Уважаемые друзья!
На Change.org создана петиция президенту РФ В.В. Путину
об открытии архивной информации о гибели С. Есенина

Призываем всех принять участие в этой акции и поставить свою подпись
ПЕТИЦИЯ

ЦЫБИН К. Слово школьного товарища

PostDateIcon 29.11.2005 21:00  |  Печать
Рейтинг:   / 0
ПлохоОтлично 
Просмотров: 5674

К. Цыбин

Слово школьного товарища


Годы моего детства и юности, как и Сергея Есенина, прошли в Константинове. Будучи немного постарше Есенина я пошел на учебу раньше. Спустя некоторое время в константиновское училище поступил и Есенин. И хотя мы ходили в разные классы, между нами возникла дружба. Трудно теперь сказать, почему Есенин был тогда ко мне расположен. Может быть, потому, что я, как и он, слыл в школе бедовым учеником, любил всякие похождения и приключения, особенно ловлю рыбы и раков в Оке. Заядлым рыбаком был и Есенин. Может потому, что вообще Есенин, будучи развитее своих одногодков, тянулся к ребятам постарше. Кто знает...
В школе Есенин выделялся не только своим веселым озорным нравом, но и успехами в учебе, а еще и тем, что, как нам было известно, он сам пишет стихи. Занимался он легко, как бы шутя, но по праву считался одним из способных учеников. Окончил он школу с похвальным листом на круглые «пятерки». Лист этот, кажется, сохранился у родных поэта.
Десятки лет прошли со времени нашей учебы в константиновской школе. Забылось многое. Лишь отдельные моменты нашей тогдашней школьной жизни вспоминаются сейчас более явственно».
Помню, как-то раз в начале зимы, во время большой перемены, Есенин увел нас всех кататься на лед. Село наше стоит на правом, высоком, холмистом берегу Оки. Пока мы добрались до ледяной глади, прошло порядочно времени. Увлеченные катанием, мы не только не заметили, как прошла большая перемена, но прокатались еще добрых тридцать минут и вернулись к концу урока.
Учитель, Павел Иванович Иванов, спрашивает нас:
— Где это вы, голубчики, были?
— На реке. На льду катались,— отвечаем мы нестройным хором.
— Вот молодцы! Кто же эту затею выдумал? Молчим. Переглядываемся. Никто не хочет выдавать товарища.
— Так кто же из вас такой храбрый? А? — вторично спрашивает учитель.
— Павел Иванович, это я их увел,— говорит, улыбаясь, Есенин. Даже в эту минуту он не в силах был скрыть свою веселую добродушную улыбку.
— Ну, что ж,— говорит Павел Иванович, — всех — и зачинщика и соучастников — всех без обеда.
И верно, после уроков всех нас оставляют в школе. Павел Иванович своим красивым почерком пишет на доске несколько предложений.
— Вот когда так же хорошо перепишете все это в свои тетради, я вас отпущу домой.
Проходит немного времени, и первым к столу с тетрадкой подходит Есенин.
— Молодец, хорошо,— говорит Павел Иванович.— Но ты ведь зачинщик, так что страдай, жди остальных.
Наконец все написали. Проверив тетради, учитель уходит. Есенин подбегает к доске. Берет мел. И быстро пишет несколько стихотворных строк. Мы стоим, разинув рты. А он уже с веселым шумом первый выбегает из класса. Мы гурьбой за ним...
Вспоминается мне такой эпизод из школьных времен. Масленица. Все пекут блины. Печет их и старая прислуга учителя — Аннушка Хохрякова. Павел Иванович жил в школе, и дверь в кухню его квартиры находилась в самом конце нашего коридора. В перемену мы бегали по всему коридору. Так было и в этот раз.
После звонка выбегаем на перемену, играем, веселимся. Вдруг в конце коридора появляется Есенин. В руках у него большая тарелка с белыми, вкусно пахнущими горячими блинами.
— Эй, ребята, подлетай, бери блины!
Увлеченные блинами, не замечаем, как откуда-то появляется Павел Иванович. Увидели его — и все врассыпную. Только Есенин с тарелкой в одной руке и блином в другой стоит оторопев.
— Ах, это ты, Есенин,— говорит Павел Иванович.— Ну, чего испугался? Где ты взял блины? У Аннушки?
В это время подходит сама Аннушка. Она зачем-то выходила на крыльцо.
— Ну, Аннушка, где твои блины, угощай, — обращается к ней, улыбаясь, Павел Иванович.
Привыкшая к проделкам Есенина, Аннушка догадывается, что произошло с ее блинами.
— У тебя что же, дома блинов не пекли? — спрашивает она Есенина.
— Нет, пекли, только черные... Да и ребят хотелось угостить.
Павел Иванович весело смеется. Чувствуя, что гроза прошла, Есенин облегченно вздыхает и тоже улыбается...
В одной из автобиографий Есенин рассказывает, как он вместе со своими сверстниками убегал дня на два-три в луга. Эти наши походы в луга я хорошо помню. Бывало, ранним летним утром забежишь к Есенину. «Айда в луга!» — «Сейчас выйду, жди на улице». И вот мы уже на Оке. Переправившись на другой берег, мы отправляемся через луга к дальней косе. Песчаный берег косы, где такое раздолье для купанья, ее высокие травы с ежевикой и другими ягодами — наше любимое место. Иногда мы идем к Старице — так называется у нас затерявшееся в лугах старое русло Оки, берега которого покрыты зарослями ивняка и камыша.
Однажды по пути к косе мы решили половить утят в одном из луговых озерец. Стремительный и ловкий Есенин был по этой части мастак. Поймав быстро одного за другим трех утят, он передал их мне с наказом: «Держи крепко». Не успел Есенин отойти и несколько шагов, как один утенок, вырвавшись из рук, нырнул в воду и скрылся в камышах. Увидя это, Есенин взял у меня утят и начал распекать меня. Потом вдруг неожиданно подошел к берегу и... пустил одного, затем другого утенка в воду. И долго смотрел им вслед...
И еще вспоминаю — очень уж любил Есенин цветы. Весной до покоса наши луга — разноцветный ковер. Каких только цветов в них нет! Когда мы, бывало, идем с лугов к дому, Есенин нарвет целую охапку цветов, сам едва тащит ее да и нас нагрузит. Придем домой, мать его — Татьяна Федоровна — скажет, зачем так много цветов нарвал. А он молчит, будто и не слышит ее. Для него цветы — живые друзья.
В 1909 году Есенин уехал в Спас-Клепики продолжить свою учебу. Встретились мы с ним только летом 1910 года, когда я вернулся в деревню на каникулы, зимой он жил и учился в Спас-Клепиках. Спрашиваю:
— Как учишься?
— Ничего. Но мне там не нравится. Я в Москву уеду. Почему ему там не нравится, он не сказал....
Началась мировая война. Меня призвали в армию. Октябрьские события застали меня в Москве. В конце 1917 года я вернулся в родное село. Вскоре я был избран председателем Федякинского волисполкома (Константиново тогда входило в Федякинскую волость).
Помню, кажется, летом 1918 года, когда я был в волисполкоме, заходит ко мне Есенин. Он каждый год наведывался в родные места. Спрашиваю:
— Ты что пришел ко мне?
— Паспорт надо сменять. А то у меня старый, с царских времен еще.
Я выдал ему новый паспорт с гербовой печатью волисполкома. Разговорились, вспомнили наши ребячьи похождения. Незаметно беседа перекинулась к тогдашним событиям в волости.
Есенин поинтересовался, как крестьяне поступили в дни революции со своими помещиками (у нас в волости было шесть помещиков).
Я рассказал ему, что имения мы национализировали, помещичьи земли и луга теперь отошли в волость. Константиновскую помещицу Л. И. Кашину крестьяне выселили из ее дома на хутор в луга. Федякинский помещик уехал в Рязань.
— Это хорошо, что ничего не жгли и не ломали,— сказал Есенин.— Я знаю, что в некоторых местах разоряли имения. А зря. Создавалось все это трудом крестьян.
Выйдя из дому, мы долго еще бродили с Есениным в помещичьем саду, раскинувшемся за волисполкомом...
Где бы ни приходилось мне встречаться с Есениным, он всегда с интересом расспрашивал о жизни земляков. Вспоминаю, как он был обрадован, когда мы с ним случайно повстречались в 1921 году на вокзале в Ташкенте. Я в то время уже около двух лет находился в рядах Красной Армии. В момент встречи я направлялся в распоряжение штаба одной из среднеазиатских бригад. Есенин, как он мне объяснил, приехал в Ташкент для выступления на литературных вечерах. Однако побеседовать нам в этот раз долго не пришлось. Когда мы с ним случайно увиделись на платформе вокзала, поезд мой уже отходил.
Такая же случайная встреча произошла в городе Егорьевске. Было это в конце 1923 или в начале 1924 года. Есенин приехал на литературный вечер текстильщиков бывшей Хлудовской мануфактуры. Повстречались мы с ним на улице (зачем я приехал в Егорьевск тогда, не вспомню). Разговорились. Есенин обещал скоро приехать к нам.
— Соскучился я по нашему Константинову. Тянет к родному гнезду.
И верно, летом Есенин приехал в Константиново вместе с поэтом Наседкиным. Я узнал об этом от его матери, Татьяны Федоровны. Приходит она ко мне и просит подпуска:
— Сергей приехал, хочет с Наседкиным рыбу половить. Я дал ей подпуска. Она ушла, а мне дома не сидится. Каждый рыбак поймет мое состояние. Крепился я, крепился — потом бросил домашние дела — и на речку. Где искать Есенина я знал. Было у нас еще с давних пор любимое место на Оке — островок «Спасителя». Берега его все в зарослях. Место тихое, рыбное. Пока я добрался до острова, стемнело. Разыскал Есенина. Спрашиваю: — Как удача?
— А мы покидали подпуска и еще не вынимали. Пойдем, посмотрим!
А ночь стоит темная. Еле нашли один подпуск. Вытаскиваем: стерлядь и лещ. Пока мы возились со стерлядью, лещ оторвал губу и уплыл. Есенин был огорчен до слез. Успокоился он только, когда на второй подпуск поймали увесистого сома, которому Есенин стал крутить ус.
— Ну, вы занимайтесь ухой, а я пойду, поброжу,— сказал Есенин и скрылся в темноте.
Пропадал он долго. Мы уже заволновались, когда он неожиданно вынырнул к огню из-за кустов. Расселись у костра, Есенин предложил:
— Давайте выпьем за Оку. Это настоящий товарищ — поит и кормит.
В село возвращались ранним утром. Ока в предутренней дремоте, казалось, была неподвижна. Воздух над рекой и лугами прозрачен и свеж. Я посмотрел на Есенина. Лицо его светилось радостью. Чувствовалось, что в этих родных «рязанских раздольях» он отдыхает душой от житейских бурь и потрясений, которых так много выпало на его долю.


Сергей Есенин. Исследования. Мемуары. Выступления./Юбилейный сборник. Под общей редакцией Ю. Л. Прокушева.
Москва, «Просвещение», 1967.

Добавить комментарий

Комментарии проходят предварительную модерацию и появляются на сайте не моментально, а некоторое время спустя. Поэтому не отправляйте, пожалуйста, комментарии несколько раз подряд.
Комментарии, не имеющие прямого отношения к теме статьи, содержащие оскорбительные слова, ненормативную лексику или малейший намек на разжигание социальной, религиозной или национальной розни, а также просто бессмысленные, ПУБЛИКОВАТЬСЯ НЕ БУДУТ.


Защитный код
Обновить

Яндекс цитирования
Rambler's Top100 Яндекс.Метрика