Поиск по сайту

Наша кнопка

Счетчик посещений

20152745
Сегодня
Вчера
На этой неделе
На прошлой неделе
В этом месяце
В прошлом месяце
18510
15388
129046
17915609
392545
432243

Сегодня: Фев 26, 2017




РАДЕЧКО П. «Та, что навсегда люблю я…»

PostDateIcon 08.01.2013 14:26  |  Печать
Рейтинг:   / 3
ПлохоОтлично 
Просмотров: 3767

Радечко П. И.

«ТА, ЧТО НАВСЕГДА ЛЮБЛЮ Я»

В прекрасной поэме Сергея Есенина «Анна Снегина» есть проникновенные строки, которые не оставляют равнодушным ни одного читателя, возвращая его в молодость, первым робким, но незабываемым свиданиям!

Когда-то у той вон калитки
Мне было шестнадцать лет.
И девушка в белой накидке
Сказала мне ласково: «Нет!»

Судя по содержанию поэмы, эти строки навеяны письмом бывшей помещицы Анны Снегиной из далёкого Лондона:

…Так часто мне снится ограда,
Калитка и ваши слова.

Поскольку в селе Константиново Рязанской губернии, где родился и вырос Сергей Есенин, была всего лишь одна помещица, с которой, кстати, юный поэт поддерживал самые дружеские отношения, исследователи его творчества единодушно утверждали, что речь в поэме  идёт не о ком-нибудь другом, а о Лидии Ивановне Кашиной. И такое мнение на протяжении нескольких десятилетий господствовало в литературоведении.
Однако при более пристальном знакомстве с жизнью константиновской помещицы выявились нестыковки, которые никак не вписываются в рамки прообраза главной героини поэмы Есенина, заставили исследователей шире взглянуть на окружение поэта в его романтическую юную пору.
Самым существенным несоотвествием  явилась девятилетняя разница в их возрасте. Кроме того, к моменту этих встреч у помещицы Лидии Кашиной было двое детей. В поэме же буквально подчёркивается факт, что они ровесники:

…Ах! Да…
Это было в детстве…
Другой… Не осенний рассвет…
Мы с вами сидели вместе…
Нам по шестнадцать лет…

В другой поэме Есенина «Мой путь» есть такие откровенные строки:

В пятнадцать лет
Взлюбил я до печёнок
И сладко думал,
Лишь уединюсь,
Что я на этой
Лучшей из девчонок,
Достигнув возраста, женюсь.

Возникает вопрос: мог ли крестьянский пятнадцатилетний паренёк, даже «влюблённый до печонок», называть девчонкой двадцатичетырёхлетнюю замужнюю помещицу, мать двоих детей? Конечно же, нет!
Анна СардановскаяТак кто же она — эта загадочная ровесница, раз и навсегда покорившая сердце начинающего поэта, который определил её как «лучшую из девчонок», достойную его страстной юношеской любви? Её имя, как и у главной героини поэмы, — Анна. Только не Снегина, а Сардановская. Сходство лишь в первой букве.
Но различие вполне объяснимо. Фамилия «Сардановская» звучит не совсем поэтично. Да и поэма не об их любви, как и не о Лидии Кашиной, которая, кстати, никуда не эмигрировала и жила в Москве, а о судьбах людей и страны в то нелёгкое, переломное, роковое время.
Образ главной героини собирательный. Но самые нежные и привлекательные черты в нём позаимствованы автором у его юной подруги — предмета долгой, романтической и загадочной любви — Анны Сардановской.
Напротив дома Есениных в Константинове жил священник Иван Смирнов, семью которого в селе называли Поповыми. Человек он был общительный и щедрый, и потому у него летом надолго собирались многие родственники, в том числе и Сардановские. Вот что писала в своих воспоминаниях сестра поэта Екатерина:
«Сергей был в близких отношениях с этой семьёй, и часто, бывало, в саду у Поповых можно было видеть его с Анютой Сардановской (младшей дочерью Веры Васильевны).Мать наша через Марфушу (экономку священника — П.Р.) знала о каждом шаге Сергея у Поповых.
— Ох, кума, — говорила Марфуша, — у нашей Анюты с Серёжей роман. Уж она такая проказница, ведь скрывать ничего не любит. «Пойду, — говорит, — замуж за Серёжку».
Кто знает, может быть, был бы счастлив поэт в своей семейной жизни, если бы Анна не оказалась столь эмоциональной, смогла пронести свои чувства через испытания разлукой.
В июле 1912 года Есенин уехал в Москву, она же стала работать в сельской школе, где познакомилась с молодым учителем Александром Фёдоровичем Ш. И влюбилась в него. Страстно, беззаветно и по-юношески безоглядно. В результате её чувства к Сергею охладели на целых четыре года.
Есенин глубоко переживал невнимание Анны и однажды едва не отравился. Все свои эмоции изливал в стихах, многочисленных письмах к любимой и её подруге Марии Бальзамовой. Но Анна не отвечала на них.

Ты ушла и ко мне не вернёшься,
Позабыла ты мой уголок.
И теперь ты другому смеёшься,
Укрываяся в белый платок.

(К большому сожалению, опубликованные известным есениноведом Ю. Л. Прокушевым лишь в 90-е годы странички из дневника Анны не дали возможности полностью установить фамилию этого учителя).
Лишь только к 1916 году чувства Анны к Александру Фёдоровичу Ш. окончательно остыли. А тут в апрельском номере «Ежемесячного журнала» появляется стихотворение Есенина «За горами, за жёлтыми долами» с посвящением А. А. Сардановской. В июне он, уже будучи санитаром Царскосельского военно-санитарного поезда, приезжает на побывку в Константиново. Очевидно, предупреждённая письмом, Анна из своего родного села тоже приезжает сюда. И рада встрече с Сергеем.

Я страдал… Я хотел ответа…
Не дождался… уехал… И вот
Через годы… известным поэтом
Снова здесь, у родимых ворот.

Но шла война, и Есенина ждал военно-санитарный поезд… Затем — Февральская революция, разброд армии, скоропалительная женитьба на невесте поэта Алексея Ганина — Зинаиде Райх на одном из полустанков недалеко от Вологды.
Не забыта и Анна. В её адрес идут и идут письма, её образ угадывается в новых и новых стихах. Всего до 1920 года, когда она вышла замуж за учителя В. А. Олоновского (в следующем году при родах умерла), он написал ей около ста писем. К большому сожалению, сохранилось только два.
Весть о смерти Анны Сардановской буквально потрясла поэта. Вот как вспоминал о том моменте его друг и поэт Иван Грузинов:
«Есенин расстроен. Усталый, пожелтевший, растрепанный. Ходит по комнате взад и вперёд. Переходит из одной комнаты в другую. Наконец садится за стол в углу комнаты:
— У меня была настоящая любовь. К простой женщине. В деревне. Я приезжал к ней. Приходил тайно. Всё рассказывал ей. Об этом никто не знает. Я давно люблю её. Горько мне. Жалко. Она умерла. Никого я так не любил. Больше я никого не люблю».
«Девушка в белой накидке» и до этого нередко вдохновляла Есенина на глубоко лирические строки, но теперь они наполняются особым смыслом, чувством горечи и тоски «О невозвратных и далёких».
Своё первое стихотворение, что поэт посвятил Анне Сардановской вскоре после их знакомства «Зачем зовёшь ты ребёнком меня?», Есенин разорвал в её присутствии, и текст его до нас не дошёл. Вторым было уже названное «За горами, за жёлтыми долами». А строки, отражающие его чувства к этой смуглой «девушке в белой накидке», постоянно встречаются в его стихотворениях:

Где-то за садом несмело,
Там, где калина цветёт,
Нежная девушка в белом
Нежную песню поёт.

И этот образ буквально преследует его до конца жизни:

Нынче юность моя отшумела,
Как подгнивший под окнами клён,
Но припомнил я девушку в белом,
Для которой был пёс почтальон.

Поэт пытается забыть её, уверяя себя в том, что:

Да, мне нравилась девушка в белом,
А теперь я люблю в голубом.

Но это лишь временное забытьё, связанное с очередным увлечением. Вскоре он снова задаётся вопросом:

Где ты, нежная девушка в белом,
Ранних лет моих радость и свет?

В полюбившийся ему наряд он «одевает» даже черёмуху, которая тоже напоминает ему незабываемые встречи ушедшей юности:

Синий май. Заревая теплынь.
Не прозвякнет кольцо у калитки.
Липким запахом веет полынь.
Спит черёмуха в белой накидке.

Есть основания предполагать, что стихотворение «Выткался на озере алый свет зари» написано именно под магическим воздействием чар юной Анны Сардановской. Ведь упоминаемый в нём  «шёлк фаты», естественно, был белым, а в момент написания стихотворения у юного поэта иных увлечений ещё не было.
В условиях, когда Есенина после его ошеломляющих выступлений в буквальном смысле слова носили на руках восторженные поклонники и поклонницы, трудно было ему оставаться однолюбом. Он и сам признавался в этом:

Много женщин меня любило,
Да и сам я любил не одну.

Не единожды он женился, посвящал своим возлюбленным стихи и даже циклы стихотворений, но при всём том он всегда помнил ту «девушку в белой накидке», которая первой «дала красивое страданье» — петь о ней до конца своей жизни. И он жаждал этого:

Пусть сердцу вечно снится май
И та, что навсегда люблю я.

Газета «Товарищ» (Минск) № 19, 11.05.2001 г.

Добавить комментарий

Комментарии проходят предварительную модерацию и появляются на сайте не моментально, а некоторое время спустя. Поэтому не отправляйте, пожалуйста, комментарии несколько раз подряд.
Комментарии, не имеющие прямого отношения к теме статьи, содержащие оскорбительные слова, ненормативную лексику или малейший намек на разжигание социальной, религиозной или национальной розни, а также просто бессмысленные, ПУБЛИКОВАТЬСЯ НЕ БУДУТ.


Защитный код
Обновить

Яндекс цитирования
Rambler's Top100 Яндекс.Метрика