ДАРИН Д. «ОБАБЛЕННЫЙ ЕСЕНИН» — последний спектакль МХАТ

PostDateIcon 15.02.2022 19:08  |  Печать
Рейтинг:   / 2
ПлохоОтлично 
Просмотров: 929

«ОБАБЛЕННЫЙ ЕСЕНИН» — последний спектакль МХАТ

Вчера посетил МХАТ им. Горького — был на последнем спектакле сезона «ЖЕНЩИНЫ ЕСЕНИНА». Билеты мне достались по приятному случаю, как Председателю отборочного жюри Международной литературной премии им. С. Есенина «О РУСЬ, ВЗМАХНИ КРЫЛАМИ» (где есть и номинация «Театр, кино, телевидение»). Спектакль длится чуть более трёх часов с 25-минутным антрактом.

Darin
Автор перед третьим звонком

Само содержание спектакля — театральная адаптация поэтессы и драматурга Елены Исаевой и режиссёра-постановщика из Латвии Галины Полищук (ну, кто же поставит о женщинах, как ни сами женщины) известной книги Захара Прилепина «ЕСЕНИН. Обещая встречу впереди», вышедшей в серии ЖЗЛ издательства «Молодая гвардия» в 2020-м году. Относясь весьма критически с самому Прилепину и, тем более, к его версии жизни и, особенно смерти, нашего национального поэта, с такой же настороженностью стал взирать на сцену.

zhenshiny esenina 07
Первые минуты спектакля. Фото с официального сайта МХАТ.

Тем более, если книгу Прилепина я всё-таки читал, то женских имён режиссёра и поэта-драматурга не слышал никогда. Впрочем, ваш покорный слуга не театрал, а поэт и писатель, и театральный мир для меня — смежный. Как профессиональный сочинитель заглянул перед спектаклем на страницу «поэта» Исаевой и впал в уныние. Семь книг стихов подобного типа:

Ты уже с другими — как вода.
А они с тобою — как огонь.
Ты уже однажды навсегда
Поместила море на ладонь.

Виновата в этом только ты,
Что погасли все до одного.
Ведь огонь, он супротив воды
Ничего не может, ничего.

А тут — сам Есенин. Остался только один вопрос — кого автор постановки будет портить — Прилепина или Есенина? Ну, первого — и Бог бы с ним, а вот Сергей Александрович… Как тут получится — «огонь супротив воды» — зальёт или возгорится?

Действие покатилось. Почти в прямом смысле — на сцене под углом было установлено вращающееся колесо, на небе (стене) — круг, меняющий угол наклона и цвет в зависимости от происходящего на колесе.

zhenshiny esenina 08
Сцена из спектакля — что-то похожее на декларацию имажинистов в «Стойле Пегаса»

Надо признать, моё уныние начало постепенно рассасываться. Несмотря на бродячую берёзу и длинноногую (прям и напрашивается сказать — козу) деваху в шортах с баяном, которая играла чёрт знает зачем этими ногами (не баяном) весь спектакль (потом посмотрел в Сети и не сразу поверил своим глазам — оказывается, это роль «разгульной, израненной, измученной души». Играть поэтическую душу модельными ногами — как это по-бабски. Или по-Бояковски), говорящие актёры, особенно актрисы, играли вдохновенно, проникновенно и даже откровенно. Играть жертвенную любовь, не скатываясь в постельную пошлость (которой, к моей радости, несмотря на наследство уволенного Бузоякова, почти не было), в современном театре как-то не принято. Но МХАТ остался МХАТом, как МУР МУРом, и этого одного достаточно (о времена!), чтобы похвалить спектакль. Но хвалить можно и за другое — за то, что удержались от прилепинского финала с самоповешением. Этого я опасался больше всего, но нет… не дошло, слава Богу. Но, может быть поэтому вместо финала какая-то заплата, виден грубый шов, последняя сцена смазана, придумана натужно-искусственно, когда Есенин говорит о происхождении своей фамилии от церковно-славянского «есень» — то есть осень. Хотя это и легенда (о происхождении фамилий села Константинова см.: Панфилов А.Д. Есенькины — Ясенины — Сергей Есенин//Советская библиография. Научно-практический журнал № 1 (239). М., январь-февраль 1990. С. 108–113.), но и она ни при чём — зафиналить можно/ нужно было одним из программных стихотворений «Сергуни» — таким, чтобы зал вскочил и слушал стоя: «День ушёл, убавилась черта», «Жизнь — обман с чарующей тоскою…», «Да! Теперь решено. Без возврата…», монологом Хлопуши или уж «До свиданья, друг мой, до свиданья» — зал бы плакал стоя… Но этого не случилось, хотя аплодисменты были долгими и заслуженными — как благодарность за огромную и важную работу, но это далеко от катарсиса. И не в последнюю очередь оттого, что исполнитель главной роли Есенина — Андрей Вешкурцев — читал Есенина не по-есенински.

zhenshiny esenina 09
Андрей Вешкурцев в роли Сергея Есенина. Фото с официального сайта МХАТ.

Любой, кто слышал на записях декламацию самого Сергея Есенина, этому Есенину не поверит — нет неожиданно низких тонов, которые так диссонировали с субтильной фигурой, печных завывающих окающих окончаний («Наша печь как-то дико и странно //Завывала в дождливую ночь…»), не такой «Голос громкий и всхлипень зычный». Оттого и отсутствует тот поражающий эффект, когда люди рыдали на его концертах. Даже на несовершенных фонографических записях Бернштейна в читке Есенина всё это чувствуется до дрожи. У актёра этого нет, вообще, Есенина именно в этом аспекте трудно играть. Автор видел много Есениных в кино и на подмостках, это почти никому не удавалось, разве что Дмитрию Муляру в фильме «Золотая голова на плахе» (реж. Семён Рябиков, 2004). Вешкурцев не читает — почти всегда кричит, оттого образ смазан немного в подростковую истеричность. Послушайте, как читал Есенин и, как говорится, почувствуйте разницу:

«Исповедь хулигана» — Читает С. Есенин

А вообще, актёр очень талантлив. Но талант его растворен в самой довлеющей теме спектакля, на него приходится смотреть женскими глазами, что объяснимо, но не приемлемо. Женская тема в Есенине вообще не главная, Городецкий правильно заметил когда-то: «Женщины не играли в его жизни большой роли». Тут же его сильно обабили, именно преувеличив, даже раздув роль всех женщин в жизни поэта. Человек делал мировую славу, занимался делом («был дальновиден и умён» — А.К. Воронский) и если, к примеру, и бил Дуньку (как он звал Дункан) туфлей в глаз на квартире Мани-Лейба в январе 23-го, то по крестьянскому обычаю, чтобы себя помнила, без особой любви, ненависти и всхлипов. Так же и с остальными, которые действительно его любили жертвенно. Вот почему женщина-режиссёр и женщины-актрисы смогли эту любовь показать великолепно, а вот женщина-режиссёр и мужчина-актёр показали Есенина не самостоятельно, но лишь в качестве объекта этой любви, женскими глазами (и ногами). А уж на кого только и можно смотреть мужским взглядом, так это наш Сергуня, Сергей Александрович Есенин. Вот от этого я никак не мог избавиться, хотя сама игра Вешкурцева (стоит запомнить фамилию) превосходна, пусть и не в той парадигме.

b09
Галина Бениславская (1897–1926).
Запись в дневнике Г. Бениславской от 25.06.1926 г.:
«Сергей, я тебя не люблю, но жаль «То до поры, до времени…» (писала пьяная)».

Из всех женщин — и в спектакле, и в жизни больше, и больнее всех Есенина любила Галина Бениславская, единственная посвятившая поэту и свою жизнь, и свою смерть. «Она отдала Есенину всю себя, ничего для себя не требуя. И уж если говорить правду — не получая» (А. Мариенгоф. Мой век, моя молодость, мои друзья и подруги). Вот это — «не получая» — блистательно сыграла Агния Кузнецова. Мать Сергея — Татьяну Фёдоровну с большим мастерством играла единственная известная мне актриса Екатерина Стриженова. Даже нарочитое рязанской «яканье» (хотя в Рязани так не говорят и не говорили) игру не портило. Сама линия «гулящей» матери должна была по замыслу режиссёра переплестись и дать основание линии «гулящего» Есенина, но это как-то поверхностно-физиологически. А вот почему в спектакле о женщинах нет линии сестёр Есенина — Екатерины и Александры, которые вообще заслуживают отдельной постановки, совершенно непонятно. Пара упоминаний «сестёр» по ходу пьесы — просто указание, что автор помнит об их существовании, не более. Но как можно было обойтись без Екатерины Есениной («Сестра! Сестра! Друзей так в жизни мало!»), не только помогавшей брату в его литературных делах, но и жены его друга поэта Василия Наседкина, расстрелянного в 1938 году и даже не упомянутого в спектакле?

Esenina Nasedkin 37

Уж лучше исторически и художественно оправданней было вести линию Наседкина, чем Ганина — судьбы схожи, но ведь одна интрига вокруг Бениславской, у которой жил тогда Есенин, и Екатерины, от которой Бениславская отваживала Наседкина, как могла, чего стоит. Именно Наседкин стал способствовать уходу Есенина от Бениславской в дом в Померанцевом переулке к Софье Толстой, куда вслед за ним перебралась и Екатерина. А любимая сестра Александра — Шура («Ах, как много на свете кошек…», «Я красивых таких не видел» и др.)? Есенин хотел было устроить Александру в балетную школу Дункан, не по последней причине оттого, что там был интернат. Та же Бениславская очень заботилась о ней в Москве. «Вам надо устроиться: уют, и свой уют, — великая вещь, — писала она 15 декабря 1924 г. Сергею Есенину в Батуми. — Я знаете, почему это поняла? Из-за Шурки. С тех пор, как она с нами на Никитской, у нас стало очень хорошо: т. е. не внешне, а так — дома хорошо. Она, как это бывает с детьми, внесла уют в нашу жизнь. У нас сейчас по-семейному как-то стало. Бродяжить перестали. Даже я в рамки совсем почти вошла, остепенилась. А Шурка какая славная. Я и сама не знаю, как это получилось — но я её очень люблю. Она ходит в школу, я с ней арифметикой даже занималась, но теперь она уже нагнала класс. И вовсе она не неспособная, ерунду кто-то на вас говорил. Очень смышлёная, но рассеянная».

Esenin Sister 02
Екатерина (1905–1977) и Александра (1911–1981) — родные сёстры Сергея Есенина

Вот сколько здесь интересного с точки зрения исторической драматургии, причём в женском видении мира. Какие судьбы! Сколько бы здесь можно было показать! Сколько здесь могло бы быть самого Есенина — не мечущегося от юбки к юбке, как от бутылки к бутылке, а строящего жизнь своих близких женщин, в том числе родных.

Уже после спектакля, почитал некоторые отзывы, как и полагается при упоминании имени Сергея Есенина, прямо противоположные:

Это безумно эстетский, смысловой и при этом понятный по сюжету спектакль о буре чувств личности, стимулирующих творческий потенциал гения Есенина, выливающийся в пронизывающих стихах хорошо знакомых нам со школы. Визуально безупречная картина. Волшебство света и спектра создают эффект картинки от ч/б к цветной — ты буквально это видишь глазами. Актёры и сценарий безупречны.

И с другого края:

Удивительное говнище.

Все 3+ часа сидел и думал, как на одной сцене одновременно уживается такая талантливая постановка и такое унылое и бесхребетное действо.
Декорации, свет, саунд дизайн, перемещения на сцене, пластика актёров, эффекты замедленного времени — всё это выше похвал.
Но остальное — просто кошмар. Есенин — самый слабый персонаж на сцене. Его образ не вызывает ничего кроме отвращения и жалости. Зачем нужно было вытаскивать и в таких красках показывать его внутреннего беса, всю грязь его нутра от которой он страдал и мучился всю жизнь, совершенно непонятно.

Если вы хотите узнать биографию Есенина — почитайте или посмотрите документалочку. Благо и книг, и фильмов о нём достаточно. Но в театр, лично я хожу да образами и смыслами. Ни того, ни другого тут нет. Есть только жалкий алкаш, бегающий от юбки к юбке и 3+ часа мучающий всех и на сцене, и в зрительном зале.

Моё мнение посередине. Спектакль режиссёрски грамотен (кроме длинноногого баяна и переносного берёзового комплекса) и необычен. Удалось передать богемный вкус на переломе эпох, удались женские трагедии, удалось всё, кроме Есенина. Поэтому на спектакль идти стоит, но предварительно перечитав и послушав голос Сергея Есенина (с Есениным в голове), чтобы не забыть за увлекательным действом, каким настоящим мужиком был наш национальный гений.

Дмитрий Дарин
14.02.2022

Social Like