Поиск по сайту

Наша кнопка

Счетчик посещений

39358678
Сегодня
Вчера
На этой неделе
На прошлой неделе
В этом месяце
В прошлом месяце
1584
13537
31892
37234959
31892
428021

Сегодня: Март 03, 2021




Уважаемые друзья!
На Change.org создана петиция президенту РФ В.В. Путину
об открытии архивной информации о гибели С. Есенина

Призываем всех принять участие в этой акции и поставить свою подпись
ПЕТИЦИЯ

МИЛОНОВА Н. Воспоминания (О Иване Приблудном)

PostDateIcon 21.06.2010 11:58  |  Печать
Рейтинг:   / 2
ПлохоОтлично 
Просмотров: 9858

 

10

<…> Как-то поссорившись с Иваном, я дала себе слово больше не мириться с ним, порвать эту, только причинявшую мне огорчение связь. Для укрепления своего духа положила уехать на несколько дней из Москвы. Для этого я предприняла романтическое путешествие в Ленинград. Как и где я там устроюсь, я не задумывалась, мне просто хотелось убежать из Москвы, побыть одной в чужом месте со своими мыслями.
Денег у меня было очень мало. Купив железнодорожный билет, я, прежде всего, отложила такую же сумму на обратный билет. Остальные деньги я намеревалась растянуть на неделю.
В поезде в моем же купе мне встретилась девушка моих лет, которая ехала в Ленинград на свидание со своим женихом, отбывавшим военную службу, приблизительно с таким же количеством денег, как и у меня. Мы договорились с ней вместе искать недорогую гостиницу, нашли такую прямо у вокзала и поселились в крохотном номере под крышей.
Рассчитав, что денег мне хватит на пять дней, я, прежде всего, взяла себе обратный билет. Покончив со своими заботами, приступила к намеченной цели — обдумыванию своего настоящего и будущего. Для этого я с утра шла в Эрмитаж или в Русский музей (полагая, что созерцание художественных шедевров поможет мне принять правильное решение), а после недорогого обеда бродила по улицам до самого вечера. С подругой я встречалась за скромным ужином в нашем номере, и мы делились с ней дневными впечатлениями. Дурное настроение мое прошло, я наслаждалась своим образом жизни, мое непоколебимое решение висело в воздухе.
Но эти прекрасные, ничем не омраченные пять дней прошли, и я должна была уехать обратно в Москву. К назначенному часу я была на вокзале, нашла свой вагон, протянула свой билет стоявшей на подножке вагона проводнице и… чья-то рука взяла мой билет раньше проводницы, я оглянулась — Иван!!!
От моих домашних он узнал, что я уехала в Ленинград, и тут же ринулся за мной следом. Все поезда из Ленинграда в Москву отправлялись вечером, поэтому он все эти пять дней дежурил вечерами на вокзале и, в конце концов, настиг меня.
Сопротивляться было бесполезно. Мы пошли к билетной кассе и сдали билет. Вышли на улицу. Двенадцатый час ночи. Куда идти? Совсем поздно мы приехали к нашей общей знакомой, бывшей студентке нашего института, подняли её спящую с постели. Незваный гость хуже татарина! Такими мы и были. У Лиды болел трехмесячный сынишка и гостил брат мужа. В небольшой комнатке на полу как-то нас устроили. Утром мы извинились за вторжение и ушли. Ясно было, что там нам оставаться нельзя.
Куда идти? Но об этом Иван не хотел разговаривать. «Да не беспокойся ты! Устрою я тебя». Полный любви и раскаяния за какие-то, не служившие для нашей размолвки грехи, он прежде всего хотел знать как я провела эти пять дней в Ленинграде. Узнав, что я почти каждый день бывала в Эрмитаже, захотел туда же. Мы пошли в подвальное или полуподвальное помещение, где находились египетские саркофаги, керамика и драгоценности Египта, греческие вазы, монеты, мелкие статуэтки. Потом мы обедали, потом смотрели в кино новую картину. «Где мы будем ночевать?» «Не волнуйся, ты только не волнуйся, как ты умеешь портить хорошие минуты!» — уже раздражался он.
Вечером он повез меня, кажется, в Новую деревню к Николаю Брауну. Я не помню внешнего вида дома, в котором жил Браун, но, наверное, это был небольшой старый дом. Маленькие комнатки, низкие потолки. Скромная, очень скромная студенческая обстановка. Но попали в этот дом опять очень неудачно. Жена Брауна, Маруся Комиссарова, недавно приехала из родильного дома с новорожденным сыном, у неё что-то не ладилось с кормлением, мы были совершенно некстати. Я сгорала от стыда, а Иван чувствовал себя как рыба в воде. Два дня я ночевала там. Колю Брауна я не запомнила, но помню, что Маруся Комиссарова с трудом сдерживала свое недовольство. В последний день Иван ушел добывать деньги на отъезд в редакциях и не пришел ночевать. Я провела вечер в обществе брата Коли Брауна. Не помню, о чем мы с ним разговаривали, но помню, что это был долгий и очень хороший разговор с ласковым и приветливым юношей. Наверное, он жалел меня в моем ужасном положении.
Ежедневно деньги должны были быть «завтра». Вслед за Браунами мы попали уж и не помню к кому. Хозяева ушли из дома, мы остались одни, и Иван начал открывать ящики и показывать мне содержимое, я умоляла его не делать этого, что было самым худшим способом остановить его. Тогда он принялся за шкафы. Тут пришла хозяйка дома и накричала на нас. Мы ушли и на улице я пригрозила Ивану, что пойду в милицию и попрошу отправить меня в Москву этапом. Силой он потащил меня еще куда-то, и привел в дом к Утесову.
Здесь меня встретили очень ласково. Я прожила в доме Утесовых четыре дня, до тех пор, пока Иван не получил в какой-то редакции деньги и мы смогли, наконец, уехать. Большая роскошная квартира, богатая обстановка, приветливые хозяева. Живут в доме и бедные родственники, видела в конце коридора маленькую старушку, а, может быть старичка, юношу-подростка. Спала я в кабинете Леонида Осиповича на большом черном кожаном диване в обществе таких же огромных, мягких и удобных кресел. Жена Утесова, Иван звал её фамильярно Леночкой, душила меня французскими духами «Лориган» для поднятия моего настроения. Эдита, тогда подросток лет 12–13, если я оставалась днем одна, пока Иван бегал в поисках денег, развлекала меня, рассказывая о том, как она снималась в кино в детском фильме, пела шутливые песенки, аккомпанируя себе на рояле, играла то, что разучивала с учительницей музыки, я тоже ей что-то играла. Один раз мы были с Иваном в маленьком театрике, где Утесов подвизался в роли драматического актера. Смотрели мы инсценировку «Идиота» Достоевского, Утесов в роли князя Мышкина. Конечно, неудачно.
Наконец, деньги были получены, добрым хозяевам было сказано многократно спасибо, и мы уехали. Я с грустью покидала Ленинград в первом случае, на этот раз я садилась в поезд просто оглушенная перенесенными невзгодами. Ночью я не могла заснуть и все думала. Ясно было, что жизнь, которая показалась мне кошмаром, была для Ивана совершенно привычной, он даже находил в ней приятное: общение со множеством людей, иногда неприятных, тогда он их покидал, а, иногда, очень приятных, тогда он на некоторое время приживался к дому. Но, как же мне быть дальше?

Добавить комментарий

Комментарии проходят предварительную модерацию и появляются на сайте не моментально, а некоторое время спустя. Поэтому не отправляйте, пожалуйста, комментарии несколько раз подряд.
Комментарии, не имеющие прямого отношения к теме статьи, содержащие оскорбительные слова, ненормативную лексику или малейший намек на разжигание социальной, религиозной или национальной розни, а также просто бессмысленные, ПУБЛИКОВАТЬСЯ НЕ БУДУТ.


Защитный код
Обновить

Яндекс цитирования
Rambler's Top100 Яндекс.Метрика