Поиск по сайту

Наша кнопка

Счетчик посещений

31306193
Сегодня
Вчера
На этой неделе
На прошлой неделе
В этом месяце
В прошлом месяце
6461
8007
47896
29186274
149905
365951

Сегодня: Фев 16, 2019




ЭРЛИХ Вольф. Право на песнь

PostDateIcon 30.11.2005 00:00  |  Печать
Рейтинг:   / 4
ПлохоОтлично 
Просмотров: 14781


РАЗЛУКА

С 4 сентября я в Ленинграде. Один. Что у меня осталось от Есенина? — Красный шелковый бинт, которым он перевязывал кисть левой руки, да черновик «Песни о великом походе».
Кстати о бинте. Один ленинградский писатель, глядя как-то на руки Есенина, съязвил: — У Есенина одна рука красная, а другая белая.
Я не думаю, что он был прав.
Дружба — что зимняя дорога. Сбиться с нее — пустяк. Особенно ночью — в разлуке. На Волге, как только лед окрепнет, выпадет снег и пробегут по нему первые розвальни, начинают ставить вешки. Ставят их ровно, сажени на две одна от другой. Бывает — метель снегу нанесет, дорогу засыпет, вот тогда по вешкам и едут.
Были и у нас свои вешки. Ставила нам их Галина Артуровна Бениславская. Не на две сажени, пореже, но все-таки ставила. По ним-то мы и брели, вплоть до июня 25 года. Где те вешки, по которым шел Есенин, не знаю. Мои — при мне.
Теперь, при повторном хождении по тому же пути, мне хочется поставить их перед собой. Не знаю для чего. Может быть, как и тогда, для того, чтобы не сбиться с дороги.
13-е ноября 24 г.
…От С. А. Вам привет, просит Вас писать ему, сам же не пишет, потому что потерял ваш адрес. Я ему сообщила, вероятно, скоро напишет. Сейчас он в Тифлисе, собирается в Персию (еще не ездил). Говорит сам и другие о нем — чувствует себя недурно. Пишет. Прислал кое-что из новых стихов. Прислал исправленную «Песнь о великом походе». Просит поправки переслать Вам.
Поправки к «Песне о великом походе»:
1.    А за синим Доном
Станицы казачьей
В это время волк ехидный
По-кукушьи плачет.
Говорит Корнилов
Казакам поречным…

(вместо: Каледин).

2. Ах, яблочко
Цвета милого.
Бьют Деникина.
Бьют Корнилова…

(вместо: Уж, ты подъедено
... Каледина).

3. От полуночи
До синя утра
Над Невой твоей
Бродит тень Петра.
Бродит тень Петра,
Грозно хмурится
На кумачный цвет
В наших улицах,

(вместо: и любуется).

«26» переименовать в «36», соответственно изменив в тексте.
Г. Бениславская.
12-е декабря 24 г.
…Сергей сейчас в Батуме. Прислал телеграмму с адресом, но моя соседка умудрилась потерять эту телеграмму. Так что писать приходится на ощупь. Хорошее дело, не правда ли? Он будто здоров, пишет. Последние стихи прислал. Одно мне очень нравится, это — «Русь уходящая». Будет, вероятно, в «Красной нови». Доверенность, напишу Сергею, чтобы выслал на Ваше имя.
Г. Бениславская.

15-е декабря 24 г.
…Сергей сейчас в Батуме. (Батум, отделение «Зари Востока», Есенину.) Пробудет там, вероятно, дней десять, а может быть, и более. Написала ему, чтобы выслал доверенность Вам и указал, ему или нам посылать деньги, т. к. не знаю: не нужны ли они ему. В таком случае мы здесь как-нибудь устроимся.
Г. Бениславская.

21-е января 25 г.
…«Бакинский рабочий» издал книжку «Русь советская». Туда вошло все, начиная с «Возвращения на родину» и кончая «Письмами». Сам Сергей Александрович что-то замолчал. Перед тем часто нас баловал, а сейчас ни гугу. Вот «36» и книжку «Круга» посылаю.
Г. Бениславская.
24-е марта 25 г.
…А Сергей Александрович уже 3 недели здесь. Стихи хорошие привез. Ну, тысячу приветов.
Галя.
…Три к носу. Ежели через 7—10 дней я не приеду к тебе, приезжай сам.
Любящий тебя С. Есенин.
30-е марта 25 г.
…Посылаю эти письма, как библиографическую редкость. 27 марта Сергей укатил в Баку, неожиданно, как это и полагается.
Галя.
В мае месяце я узнал из газет, что у Есенина горловая чахотка.

ЗАКАТ

Июнь 25 года. Первый день, как я снова в Москве. Днем мы ходили покупать обручальные кольца, но почему-то купили полотно на сорочки. Сейчас мы стоим на балконе квартиры Толстых (на Остоженке) и курим. Перед нами закат, непривычно багровый и страшный. На лице Есенина полубезумная и почти торжествующая улыбка. Он говорит, не вынимая изо рта папиросы:
— Видал ужас?.. Это — мой закат... Ну пошли! Соня ждет.
(Софья Андреевна Толстая — его невеста.)

КАЧАЛОВ

Мы стоим на Тверской. Перед нами горой возвышается величественный, весь в чесуче Качалов.
Есенин держится скромно, почти робко.
Когда мы расходимся, он говорит:
— Ты знаешь, я перед ним чувствую себя школьником! Ей-богу! А почему, понять не могу! Не в возрасте же дело! Знаешь, есть еще один человек… Тот, еслизахочет высечь меня, так я сам штаны сниму и сам лягу! Ей-богу, лягу! Знаешь кто?
Он снижает голос до шепота:
— Троцкий.

Комментарии  

0 #2 RE: ЭРЛИХ Вольф. Право на песньНаталья Игишева 01.06.2017 16:37
Никаких показаний никакого портье в деле нет. В показаниях же самого Эрлиха нет ни намека на переданный листок, что в высшей степени странно: память у Эрлиха была, как известно, исключительно хорошая. Еще более подозрительно (и показательно), что ни слова об этом стихотворении нет и в показаниях Устиновой: не может же, в самом деле, быть так, чтобы у двух вполне адекватных людей разом приключилась ретроградная амнезия! Вместе, как известно, только гриппом болеют, а с ума сходят по одному. Интересно также отметить, что здесь Эрлих, в отличие от более ранних «Четырех дней», уже не говорит, что якобы забыл о стихотворении и прочел его вместе с Устиновым лишь на другой день, – видимо, понял (или подсказал кто), что это уж совсем чушь: человек, у которого друг жизнь самоубийством покончил, многократно прокручивал бы в памяти события последних дней, ища ключ к случившемуся («как вышло, что я его не уберег?»), и обязательно вспомнил бы о переданном листке.
Цитировать
+3 #1 RE: ЭРЛИХ Вольф. Право на песньНаталья Игишева 10.04.2016 09:06
Эрлих с Берзинь что, сговорились эту глупость повторять? Какая зима 23-го? Есенин тогда вообще за границей был! А травму получил 13 февраля 1924 г. (это документально установил Хлысталов; информацию беру из его книги «Тайна гостиницы «Англетер»»). А еще непонятно, как Вольф Иосифович ухитрился не заметить в своем сочинении очевидного противоречия. Во-первых, если человек беспокоится о том, что будет у него со здоровьем через 5–6 лет, то это вполне наглядно говорит о том, что умирать он в обозримом будущем не собирается, а во-вторых, если рука у Есенина в самом деле плохо действовала, то, мягко говоря, малоправдоподоб но, что он мог повеситься чисто физически, а именно: достаточно крепко привязать веревку к трубе, тем более – до предела подняв руки над головой (в каковом положении и здоровыми-то руками проделывать какие-то манипуляции весьма непросто; это если считать, что веревка все-таки была привязана на доступной для поэта высоте).
Цитировать

Добавить комментарий

Комментарии проходят предварительную модерацию и появляются на сайте не моментально, а некоторое время спустя. Поэтому не отправляйте, пожалуйста, комментарии несколько раз подряд.
Комментарии, не имеющие прямого отношения к теме статьи, содержащие оскорбительные слова, ненормативную лексику или малейший намек на разжигание социальной, религиозной или национальной розни, а также просто бессмысленные, ПУБЛИКОВАТЬСЯ НЕ БУДУТ.


Защитный код
Обновить

Яндекс цитирования
Rambler's Top100 Яндекс.Метрика