Поиск по сайту

Наша кнопка

Счетчик посещений

33417975
Сегодня
Вчера
На этой неделе
На прошлой неделе
В этом месяце
В прошлом месяце
5319
9220
75081
31273620
206468
267230

Сегодня: Окт 21, 2019




ПАРКАЕВ Юрий

PostDateIcon 20.11.2014 19:27  |  Печать
Рейтинг:   / 1
ПлохоОтлично 
Просмотров: 3229

ParkaevYПАРКАЕВ Юрий Александрович (1941-2013) родился в г. Горьком (Нижний Новгород). Окончил факультет журналистики МГУ. Служил на Северном флоте, работал в газете «Комсомольская правда», в журнале «Молодая гвардия».

Первые стихи были опубликованы в 1956 году.
Автор поэтических сборников: «Испытание» (1967), «Гора-городина» (1989), «Ветер перемен» (2006), двух пьес: «На флаг и гюйс!» и «Письма из Москвы».

В течение последних 20 лет работал в жанре эстрадной песни (в соавторстве с композиторами Станиславом Пожлаковым, Владимиром Мигулей, Александром Морозовым, Виктором Темновым). Песни на стихи Паркаева исполнялись Э. Хилем и Э. Пьехой, И. Кобзоном и В. Кикабидзе, В. Леонтьевым и М. Шуфутинским и побеждали на телевизионных конкурсах «Песня года». Проникновенная «Нижегородская-лирическая» композитора Морозова на стихи Паркаева стала неофициальным гимном города на Волге. Награждён дипломом лауреата премии Алексея Фатьянова.

Член Союза писателей России. Историк, коллекционер, библиофил. Лауреат международной премии Андрея Платонова.

Известен как исследователь жизни и творчества великого русского поэта Сергея Александровича Есенина. Этой теме посвящены многочисленные публикации в центральной прессе и научных сборниках.

Автор документально-исторического романа о С. Есенине «Никакая родина другая» (2004), поэтического сборника «В чистом поле России. Стихи о Сергее Есенине» (2003).

Являлся членом Всероссийского Есенинского комитета, президентом Есенинского культурного центра в Москве, членом научной группы по подготовке и изданию академического собрания сочинений С. А. Есенина при институте Мировой литературы. Награждён правительственным дипломом и медалью «За большой вклад в увековечивание памяти Есенина».
Жил и работал в Москве.

Стихи о Сергее Есенине

* * *

За окнами помята и рассеяна
Уснувшая на крышах тишина.
И только песня на стихи Есенина
Сквозь ропот ветра всё-таки слышна.

Она плывет по молчаливой комнате
И вместе с ней далекое тепло:
«Вы помните, вы всё, конечно, помните…»
Звенит, звенит оконное стекло.

Поёт метель на громовых аккордах…
В такую ночь, куда ни повернусь,
За сотнями огней большого города
Все вижу ту, есенинскую Русь…

1959

Впервые
                          Александре Александровне Есениной

Как ты загадочна
Музыка первых бессонниц!
Каждая новая нота
Волнует до слёз.
В розовом омуте
Залитых мёдом околиц
Бродит мальчишка
В венке золотистых волос.

Что потерял он
В траве ослепительно-росной?
Что он нашёл
На дымящейся глади Оки?
Может, он вспомнил
О девочке русоволосой,
Той, у которой Глаза,
Словно мир, глубоки?

Может, его разбудил
Полевой колоколец,
И не давали заснуть
До утра соловьи?..
Как ты мучительна,
Сладкая песня бессонниц,
Неуловима и вечна, —
Лови — не лови!..

Вот — зазвенели
На листьях гирлянды росинок,
Синее небо
Окрасилось в розовый цвет…
Этой зарёю
Впервые услышал Россию
Отрок рязанский,
Великий российский поэт.

1960

* * *

                          Цветы мне говорят: «Прощай!..»
                          Сергей Есенин

Это только кажется,
Что травы
Говорят прощальные слова!..
Ты стоишь,
Весёлый и кудрявый,
Выпуская май из рукава.
А в ногах — не золото,
Не жемчуг,
А луга, да неба синева,
И роса…
И губы сами шепчут
Вещие бессмертные слова.

А над полем золотится вечер,
Льётся звон в вечерней тишине…
Это Русь идёт к тебе навстречу
В материнском старом шушуне.
Ты глядишь
Влюблённый из влюблённых,
На её бесхитростный наряд,
И луга в ромашковых коронах
Не «прощай»,
А «здравствуй!» — говорят.

1961

* * *

О русская святая светизна,
Берёзовое царство Берендея!
И ты стоишь,
От нежности бледнея,
И тишина,
Как в озеро, в тебя погружена…

Молись чащобам,
А слова придут.
Ты только вникни в травы и деревья,
А уж они поймут твое доверье,
Не надсмеются и не предадут!

И ты на миг застынешь,
Не дыша,
Обняв рукой берёзку молодую,
И сквозь кору дремучую, живую,
С тобой заговорит её душа…

1965

Есенин

С модной тростью,
В смокинге цивильном,
Он ходил,
Шокируя цилиндром
Революционную Москву:
Барду,
Избалованному славой,
Нравилось
Мальчишеской забавой
Волновать неверную молву.

А ночами
Мастером суровым,
Раздвигая
Зрение над словом,
Он вгрызался в недра языка.
Каторжна
Была его работа.
Но светлы
Мгновения полёта
Над рябым листом черновика.

…Снова
Неожиданным ознобом
Он идёт
По сумрачным сугробам
Сквозь колонны скорби и любви,
Чтобы снова вспыхнуть,
Как легенда,
Воплотившись
В бронзу монумента,
В храм нерукотворный на крови.

Грустный,
Словно музыка из сада,
Нежный,
Словно лепет звездопада,
Вечный, словно солнечный восход,
Кто же ОН,
Как не сама ПРИРОДА, —
Юноша,
Пришедший из народа
И ушедший песнею в народ?!

1986

* * *

На Ваганьковском кладбище,
Слева от главного входа,
На одной из дорожек
Стоит указательный знак.
Впрочем, память людская,
А, стало быть, память народа,
Путь-дорогу к Есенину
Издавна знает и так.

Возле этой судьбы
Неуместны казённые речи,
Ибо песни поэта
Народ возле сердца хранит.
Здесь клокочут стихи,
Здесь горят негасимые свечи,
И сугробы цветов
Согревают печальный гранит…

…Он цветы обожал:
И садовые, и полевые,
И, как братьев своих,
Называл поимённо на ты,
Потому, что и сам
Был цветком в чистом поле России,
Драгоценной частицей
Негромкой её красоты.

И когда уходил
В молчаливый простор Мирозданья,
И когда растворялся
В метельном кипеньи зимы,
Он успел, уходя,
Всем любимым сказать:
— До свиданья! —
В знак того,
Что, расставшись,
Когда-нибудь встретимся мы.

Над его головой
Распевают беспечные птахи,
Хорошеет берёзка
В предчувствии новой весны…
…Льноволосый колдун
В белоснежной славянской рубахе.
Самый синий цветок
В разнотравьи великой страны…

1988

* * *

«Англетер»

Целый вечер читал он
Собратьям стихи в «Англетере»
На берёзовом,
На родниковом своем языке.
И как будто ничто
Никому не сулило потери —
Лишь горчила печалинка
В каждой строке.

Разошлись по домам.
А потом отрешённо,
Как всякий,
Поселивший печаль
В бесприютной душе,
Он смотрел на огромный
И страшный Исаакий
Сквозь ночную метель
Из окна на втором этаже…

Значит, что же? —
Пора подводить
Потихоньку итоги,
Прежде, чем погрузиться
В беззвёздную мглу…
Неужели
Последним ночлегом в дороге
Станет этот,
В межвокзальном
Казённом углу?

А наутро на дроги
Бросят заледенелое тело,
И — лети над российским простором,
Поэт!
И — до встречи на том берегу!..
А всего-то и дела:
Встать с дивана,
И — вырубить в номере свет…

1991

* * *

Он томился нездешнею грустью,
Но совсем не хотел умирать:
Просто видел —
Над светлою Русью
Собирается черная рать,
Просто чуял —
Для отчего поля
Наступает пора молотьбы,
Знал:
Кончается горькая воля
Беззащитной крестьянской избы…

Коли взял сию ношу на плечи,
То до смертного часу неси,
Зажигая поэмы
Как свечи —
На помин стародавней Руси.
В чем же дело?
А разве не в этом
Осознаньи безвинной вины,
Что хотя и родился поэтом,
Но не стал «гражданином страны»?!

Воспевая траву и деревья
И родительский дом у пруда,
Он певцом уходящей деревни
Сам себя не считал никогда.
Так и жил —
Меж богемой столичной
И просторами бедной глуши,
И костюмчик его заграничный
Тесен был для славянской души…
…Ну, а те, что сгубили поэта,
Загасив, словно пламя свечи,
Как ушли накануне рассвета,
Так и сгинули где-то в ночи…

1996

* * *

Мы с рязанцами
                        в Рязани
За Есенина вреза̀ли.
Всё, как надо.
А потом стихи по кругу
По традиции
                   друг другу —
До упада.

Не беда,
Что много шуму.
Алкоголь — не фунт изюму,
Не игрушка.
И, компанию задоря,
Возникало:
«Выпьем с горя,
Где же кружка?..»

Пусть поэт поколобродит:
Трезвый ум стихов не родит
Без подмазки!
И любой российский гений
Встал бы —
Ради подтверждений
Сей прибаски.
— Крепко пьют в отеле «Ловеч»,
Как заметил Юрий Львович,
— Бочку — за ночь!..
Но — одна у всех дорога:
В то село,
Где жив Серёга — Свет-Лексаныч!

Дым столбом,
Звенит гитара…
— У кого пустая тара?
Лейся, влага!
Лишь один,
К столу припавший,
Плачет:
— «Клён ты мой опавший!..»
— Бедолага…

1996

* * *

Имя поэта
                         Ю. Л. Прокушеву

Оно как жребий выпало ему:
Славянское, серебряное —
Сергий.
Как бы звезда, пронзающая тьму,
Пронизанная синью милосердной.

Скользит по снегу санная стезя
И сны светлы, как свадебные струги…
«Серёгой» — звали близкие друзья,
«Сергунькой» — сокровенные подруги.

Сама стихия русского стиха
В согласьи слов соединила узы:
Сергей Есенин!..
Музыка тиха,
Как листопад,
Но это — голос Музы!

1996

* * *

И душою, и кровью, и кожей
Постигая сей жизни секрет,
«В этом мире я только прохожий»,
Признавался великий поэт.

Мы бесстрастны к признаниям этим
Но хотим мы того, не хотим —
Все в одном направлении едем,
Даже если в квартирах сидим.

О незримая эта дорога,
Что летит напролом, напролёт!
Мы — попутчики с вами до срока:
Кто сегодня, кто завтра сойдёт.

Вот опять оборвалась беседа
Как струна, что угасла, звеня…
— До свиданья! — окликну соседа,
Только он не услышит меня…

Строим дом, улыбаемся детям,
Землю пашем, стучим в домино —
И всё едем, и едем, и едем,
Даже если не ездим давно.

Открываю глаза спозаранок.
В небесах догорает звезда…
А ведь будет и мой полустанок,
Но — неведомо, где и когда.

Будет, будет… Во мгле бездорожий…
И тогда сквозь рыданье дождя
«В этом мире я только прохожий» —
Ещё раз повторю, уходя.

2000

* * *

Сергею Никоненко

Москва. Восемнадцатый год.
Ноябрьское небо свинцово.
На площади митинг идёт
В помин Алексея Кольцова.

Была его песня чиста
Как вздох лебеды на рассвете,
И строчка о нём неспроста
Прописана в красном Декрете.

Пусть памятник скромен на вид:
Суровой эпохи примета.
Зато Марсельеза гремит,
Гремит — в честь Кольцова-поэта!

А рядом — меньшой его брат
По крови, по зорям весенним, —
Цветущий, как яблонный сад
И буйный, как ветер, Есенин.

Ой знает: грядут времена,
Они уже где-то меж нами,
Поскольку иная страна
С иными встаёт именами!

Года пролетели, как миг,
Растаяв, как звёзды, в тумане…
Но что это?! — Снова возник
Тот митинг на киноэкране.

И снова куда-то сквозь нас
Глядит и проходит, сгорая,
Кудрявист и голубоглаз,
Посланец Рязанского края…

И скажешь спасибо кино,
За то, что из мрака забвенья
Ему одному лишь дано
Вернуть золотые мгновенья.

2000

* * *

                            Я пришёл на эту землю
                            Чтоб скорей её покинуть…
                            С. Есенин

Он сам хотел покинуть землю эту,
Где, не имея своего угла,
Был обречён блуждать по белу свету
С душой, озябшей в поисках тепла,

А ещё хуже —
                     мучиться в бессильи
И не найти ответа:
                            почему
Он, кровный сын,
                          законный сын России,
Стал пасынком в родном своём дому.

Как не понять невысказанной боли,
Не оценить бунтующей тоски
Бредущего в бескрайнем снежном поле,
Где жжёт метель и не видать ни зги!..

А мы всё рвёмся в запертые двери,
Всё суетимся в поисках следа…
Но тот,
          кого мы ищем в «Англетере»,
Там не имел прописки никогда.

2002

* * *

                            Не жалею, не зову, не плачу…
                            С. Есенин

И жалеем, и зовём, и плачем,
И скорбим безмерно —
                                  потому,
Что ни строчки не переиначим
В той судьбе,
                    что выпала ему.

Мастер, зрело знающий работу,
Как и все мы, жил не без греха,
Но с лихвою заплатил по счёту
Полновесным золотом стиха.

Вот опять стоит он на распутьи
У последней вехи бытия,
Но ни ты, ни я — ему не судьи,
Ибо только Бог ему судья.

Полыхают свечи в Божьем Храме
И летят под купол голоса.
И, шурша незримыми крылами,
Ангелы зовут на небеса…

2002

Добавить комментарий

Комментарии проходят предварительную модерацию и появляются на сайте не моментально, а некоторое время спустя. Поэтому не отправляйте, пожалуйста, комментарии несколько раз подряд.
Комментарии, не имеющие прямого отношения к теме статьи, содержащие оскорбительные слова, ненормативную лексику или малейший намек на разжигание социальной, религиозной или национальной розни, а также просто бессмысленные, ПУБЛИКОВАТЬСЯ НЕ БУДУТ.


Защитный код
Обновить

Яндекс цитирования
Rambler's Top100 Яндекс.Метрика