Поиск по сайту

Наша кнопка

Счетчик посещений

33134961
Сегодня
Вчера
На этой неделе
На прошлой неделе
В этом месяце
В прошлом месяце
528
9149
63864
31011613
190684
246418

Сегодня: Сен 23, 2019




СУХОВ В.А. А.И. Куприн и С.А. Есенин (творческие параллели)

PostDateIcon 05.11.2013 09:03  |  Печать
Рейтинг:   / 0
ПлохоОтлично 
Просмотров: 3767

Сухов В. А. (Пенза)

А. И. КУПРИН И С. А. ЕСЕНИН
(творческие параллели)

А. И. КУПРИН   Интерес к творчеству А. И. Куприна проявился у С. А. Есенина еще в юношеские годы. Об этом сохранилось свидетельство его друга Николая Сардановского, который вспоминал: «Любили мы в то время читать произведения писателя А. И. Куприна. Дедушка выписывал журнал «Нива», а к этому журналу приложением было Полное собрание сочинений А. И. Куприна. Сергей обратил мое внимание на следующие строки в рассказе «Суламифь»: «И любил Соломон умную речь, потому что драгоценному алмазу в золотой чаше надобно хорошо сказанное слово». Сам Есенин, как видно, очень пристально следил за разговорной речью окружающих…» [1]. В марте 1915 года С. Есенин едет из Москвы в Петроград, где знакомится с литераторами, которых хорошо знал и А. И. Куприн. Среди них были писатели А. М. Горький, А. Н. Толстой, А. М. Ремизов, поэты — А. А. Блок, С. М. Городецкий, В. Ф. Ходасевич, художник Ю. П. Анненков. Друг Есенина М. П. Мурашев в сентябре 1916 года получает от Есенина письмо, в котором  поэт писал: «Кланяйся твоим портретам, граммофону и музыкальным моментам» [2]. В комментариях к ПСС С. А. Есенина можно найти такое пояснение :«Адресат так прокомментировал эти слова: «В кабинете у меня были портреты Блока, Куприна с их автографами… Им то и «кланяется Есенин»[3] «Ратник второго разряда» С. Есенин был назначен в начале 1916 года санитаром в Царскосельский военно-санитарный поезд. Здесь он встретил своего земляка-рязанца Д. Д. Миронова, который закончил Гатчинскую военно-авиационную школу и после аварии лечил в госпитале в Царском Селе. Увидев, что Есенин увлеченно читал рассказы А. И. Куприна, Д. Д. Миронов предложил ему встретиться с любимым писателем, о котором рассказал поэту интересные истории. В то время А. И. Куприн проходил военную службу в Гатчине в авиашколе, где он был заведующим столовой. Находясь на этой должности, Куприн завоевал авторитет среди солдат. Он  высказал начальнику авиашколы капитану Д. Борейко, что несправедливо кормить летчиков-офицеров и летчиков-солдат раздельно и в знак протеста пригласил к себе домой группу летчиков из солдат, устроил им роскошный ужин, заведомо зная, что за нарушение воинского устава сам он понесет наказание. Д. Д. Миронов часто бывал в доме Куприна, был знаком с его женой Елизаветой Морицевной и дочкой Ксенией. Когда Д. Д. Миронов предложил Сергею Есенину поехать в Гатчину и познакомится с Куприным, то «глаза Есенина вспыхнули от восторга. Однако, немного подумав, он ответил с глубокой грустью: «Данил, а ведь это очень неловко» [4]. К сожалению, эта встреча так и не состоялась.
С. А. ЕСЕНИН   Можно предположить, что особый интерес Есенина к купринскому творчеству в то время был вызван тем, что в 1915 году он закончил повесть «Яр», главная героиня которой Лампиада во многом напоминала Олесю из одноименной повести Куприна. Сергей Есенин обратился к теме трагического столкновения «дитя» природы» с носителями нового русского мышления и городской культуры, опираясь на традиции, заложенные в купринской «Олесе». Лампиада Есенина и Олеся Куприна — «лесные русалки», образы, близкие по духу и характеру. Как в повести Куприна, у Есенина конфликт вызван тем, что Лампиада не может покинуть мир дикой природы, а ее возлюбленный Карев — не хочет в нем оставаться. Куприн и Есенин опирались на один фольклорный сюжет, построенный на истории любви лесной русалки и молодого охотника, которые обречены на расставание. В повести «Яр» отражена трагедия крестьянской России — жертвы урбанизированного XX века, которая предвосхищает пережитую самим С. Есениным духовную трагедию. Можно отметить сходство в названиях повести Есенина «Яр» и повести Куприна «Лесная глушь». Исходя из есенинского описания яра как леса, бора, в заглавии повести можно заметить продолжение литературной традиции «лесных названий» — с опорой на прозаические произведения: «В лесах» П. И. Мельникова (Андрея Печерского), «Лес шумит» В. Г. Короленко, «Лесная глушь» А. И. Куприна, «Лесная топь» С. Н. Сергеева-Ценского [5].
   С. А. Есенина — как представителя новокрестьянского направления в литературе сближал с А. И. Куприным особый интерес к крестьянскому вопросу. В 1918 году Куприн составляет план «беспартийной газеты» «Земля», которая была призвана заниматься вопросами агрономии, селекции, «новейших технологий» землепользования и скотоводства, проблемами сельской школы и медицины, дорожного строительства, просвещением крестьянства. План газеты был разработан совместно с А. М. Горьким. В Москве, в Кремле, В. И. Ленин принял Куприна и ознакомился с проектом газеты. Замысел не был реализован. Трудно сказать, что произошло бы с писателем, если бы Ленин одобрил эту идею, и она воплотилась на практике. Возможно, судьба Куприна сложилась бы по-другому. Но скорее всего, его решение эмигрировать из России бы не изменилось. Как известно, резкое неприятие  политики, проводимой Советской властью, определило  решение Куприна покинуть Россию в 1919 году. Именно в этот период наиболее ощутимо проявляется  и «крестьянский уклон» Есенина в отношении революции.
   Разочарованность Есенина результатами Октябрьской революции нашла отражение в его маленькой поэме «Кобыльи корабли» (1919) В ней, обращаясь к большевикам, поэт с гневом писал: «Веслами отрубленных рук / Вы гребетесь в страну грядущего». С Куприным Есенина сближало то, что он также не мог принять крутого перелома  поворот в жизни России. Есенин писал об этом в 1920 году: «История переживает тяжелую эпоху умерщвления личности как живого, ведь идет совершенно не тот социализм, о котором я думал…» (Т. 6, С. 116).
   В эмиграции А. И. Куприн внимательно следил за тем, что происходило в России. Его возмущал разгул безбожия, который стал следствием Октябрьского переворота и атеистической пропаганды, проводимой большевиками. В статье «Христоборцы» (1920) Куприн выразил свое возмущение тем, что в Советской России «нынешние демагоги усердно вырывают Бога из народного русского сердца» [6]. Упоминая поэтов-богоборцев В. Князева и В. Маяковского, писатель цитировал строки из стихотворения «Твердь, твердь за вихры зыбим» (1919) поэта-имажиниста, близкого друга Сергея Есенина, Анатолия Мариенгофа: «Другие виршеплеты в хромых, дергающихся, эпилептических стихах издеваются над телом Христовым, над фигурой Распятого, над Его муками и над невинной Его кровью. — И кровь, кровь твою // Выплескиваем из рукомойника…» (Т. 9, С. 208). Куприн подчеркивал, что «русский человек в эпоху кровопролития отворачивается от лица Бога…» (Т. 9, С. 208). Подтвердить правоту этого заявления можно, цитируя С. Есенина, который в поэме «Инония» (1918) восклицал: «Тело, Христово тело, / Выплевываю изо рта»(Т. 2, С. 61). При этом А. И. Куприн проницательно отмечал характерную черту русской души, которая так же ярко проявилась у Есенина: «Но мне кажется почему-то, что многие из них — (какой краской ни мажься, а они все-таки русские), — богохульствуя днем, вечером, при отходе ко сну, крестят изголовье, а потом тщательно закрещивают мелкими крестами все дырочки между собой и одеялом»( Т. 9, С. 209). А. И. Куприн оказался прав. Не случайно С. Есенин, отдавший в свое время дань богоборчеству, в стихотворении «Мне осталась одна забава» (1923) покаянно писал: «Чтоб за все за грехи мои тяжкие, / За неверие в благодать/ Положили меня в русской рубашке / Под иконами умирать» (Т. 1, С. 186).
   Русского поэта С. А. Есенина сближало с русским прозаиком А. И. Куприным проникновенное чувство патриотизма, которого поэт не видел в творчестве своих собратьев-имажинистов. Критикуя их за это в статье «Быт и искусство» (1921), Есенин приводил пример из рассказа А. Франса «Жонглер Богоматери», переведенного на русский язык А. И. Куприным: «У собратьев моих нет чувства родины во всем широком смысле этого слова… У Анатоля Франса есть чудный рассказ об одном акробате, который выделывал вместо обыкновенной молитвы разные фокусы на трапеции перед Богоматерью. Этого чувства у моих собратьев нет. Они ничему не молятся, и нравится им только одно пустое акробатничество…» [Т. 5, С. 220].
   Среди литературных критиков, писавших о творчестве А. И. Куприна и С. А. Есенина были Иванов-Разумник, А. К. Воронский, В. Львов-Рогачевский, В. А. Устрялов. В статье В. А. Устрялова «Есенин» (К трехлетию со дня смерти», опубликованной в харбинской газете «Новости жизни» (1929), были противопоставлены «Бунины, Куприны, Мережковские, Зайцевы», которые «очутились по ту сторону революции» и Есенин, который «захвачен революционным циклоном» [7]. Несмотря на то, что у Куприна и Есенина судьбы складывались по-разному, они обращались в своих произведениях к одним темам.
   Так, Куприн и Есенин внесли весьма значительный вклад в Лениниану, оба отозвались на смерть Вождя революции. В своих размышлениях о роли Ленина Куприн и Есенин вступали в своеобразный диалог-полемику. Высказывая разные точки зрения, Куприн и Есенин оценивали по-разному Ленина как Вождя. Есенин в стихотворении «Капитан земли», написанном 17 января 1924 года, изображает Ленина как гениального человека, который повернул ход мировой истории: «Еще никто / Не управлял планетой / И никому / Не пелась песнь моя / Лишь только он / С рукой своей воздетой / Сказал, что мир — / Единая семья» (Т. 4, С. 214). Куприн спорил с Есениным, доказывая, что Ленин не был великим человеком: «не гениален, он только средне умён. Он не пророк, он лишь …тень лжепророка. Он не вождь…» (Т. 9, С. 8). Тем не менее, Куприн и Есенин часто оказывались и единодушны в оценке Вождя и его соратников. Например, Куприн в очерке «Рака» иронизировал над стремлением соратников Ленина превратить умершего Вождя в мумию, для чего был построен мавзолей. Есенин в поэме «Возвращение на родину» писал о том, что в его родном доме выброшенные с полки иконы сестры-комсомолки пытаются заменить портретом Вождя революции: «на стенке календарный Ленин» (Т. 2, С. 92). Глядя на него, Есенина признается: «Конечно, мне и Ленин не икона»(Т. 2, С. 92). Как видим, Куприн и Есенин были против превращения Ленина в объект слепого поклонения. Куприн в очерке «Рака»  цитирует пророческое предсказание Ленина: «На белом фронте мы победили, но на крестьянском всегда будем биты» (Т. 9, С. 8). В есенинской драматической поэме «Страна Негодяев» об этом сказано так: «И в ответ партийной команде, / За налоги на крестьянский труд, / По стране свищут банда на банде, / Волю власти считая за кнут» (Т. 3, С. 75) В «Стране Негодяев», написанной во время его путешествия по Европе и США, выражены тревожные мысли поэта о судьбе России, попавшей под власть Негодяев. То, что волновало Есенина в это время, отразилось в его письме А. Кусикову от 7 февраля 1923 г.: «Тоска смертная, невыносимая, чую себя здесь чужим и ненужным, а как вспомню про Россию, вспомню, что ждет меня, так и возвращаться не хочется…Тошно мне, законному сыну российскому, в своем государстве пасынком быть…» (Т. 6, С. 154).
   Именно это и стало причиной эмиграции А. И. Куприна. Его ненависть к Советской власти и ее лидерам отразилась в публицистике, пафос которой оказался во многом созвучен тем настроениям, что нашли отражение в есенинской «Стране Негодяев». Один из главных ее героев с символической фамилией Чекистов ненавидит Россию и заявляет: «Жили весь век свой нищими / И строили храмы Божие… / Да я б их давным-давно / Перестроил в места отхожие» (Т. 3, С. 57). В Чекистове мы узнаем одного из тех циничных «христоборцев», о которых писал Куприн.
   Размышляя о том, что сближало А. И. Куприна и С. А. Есенина, обратим внимание на такое совпадение. В 1925 году их поэтические портреты создал Игорь Северянин. Они вошли в его книгу «Медальоны, сонеты и вариации о поэтах, писателях и композиторах» (Белград, 1934). Характеризуя сложные личности писателя и поэта, в которых отразились все бездны и вершины русской характера, Северянин выделял то, что сближало Куприна и Есенина: их живую душу, в которой жил Бог не смотря ни на что. Вот как емко и лаконично Северянин написал о Куприне: «Он рассмотрел вселенность в деревеньке, / Он вынес оправданье падшей Женьке, / Живую душу отыскал в коне… / И чином офицер, душою инок, / Он смело вызывал на поединок / Всех тех, кто жить мешал его стране» [8]. Характеризуя метания С. Есенина, Северянин подчеркивает устремленность души поэта-богоборца к Богу: «В кругу разбойников и проституток / Томясь от богохульных прибауток, / Он понял, что кабак ему поган… / И Богу вновь раскрыл, раскаясь, сени / Неистовой души своей Есенин, / Благочестивый русский хулиган…» [9] Игорь Северянин, как и А. И. Куприн, проницательно отметил эту характерную черту русской души, которая ярко проявилась в исповедальном творчестве Есенина, написавшем в октябре 1925 года: «Ты прости, что я в Бога не верую — / Я молюсь ему по ночам» (Т. 4, С. 280). Характеризуя Куприна и Есенина, автор сонетов применяет выразительный прием оксюморона: «чином офицер, душою инок» и «благочестивый русский хулиган», что помогает ему передать противоречивость двух русских гениев.
   В заключение отметим еще одну творческую параллель, которая сближает Куприна и Есенина. В есенинской поэме «Черный человек», первый вариант которой был создал во время заграничного путешествия в 1923 году, поднимается вечная тема продажи души дьяволу за успех и известность. В рассказе А. И. Куприна «Скрипка Паганини», написанном в 1929 году, нашла отражение легенда о том, «как великий скрипач и композитор Николо Паганини, родом венецианец, продал дьяволу свою душу за волшебную скрипку… В это предание верил даже такой безбожник, скептик и насмешник, как славный поэт Генрих Гейне» (Т. 7, С. 158). Как видим, и Куприна и Есенина волновали близкие проблемы, связанные с нравственным выбором человека искусства. Сергей Есенин, как Паганини, мог бы вполне стать героем одного из рассказов или романов А. И. Куприна.

Примечания
1. Сардановский Н. А. «На заре туманной юности»/ Сергей Есенин глазами современников. Спб. 2006. — С. 106.
2. Есенин С. А. Полное собрание сочинений в семи томах, М., 1995-2001. Т. 6. С. 85. Далее цитаты приводятся по этому изданию с указанием тома и страниц в скобках.
3. Там же. С. 400.
4. См.: Блудов Ю. В. Военные университеты С. А. Есенина 1916 года глазами современников-рязанцев // Современное есениноведение. Рязань. 2008.  № 9. — С. 139
5. См.: Воронова О. Е. Проза Сергея Есенина: Жанры и стиль. — Дисс. канд. филол. наук. М., 1985. С. 31, 105-106.
6. Куприн А. И. Полное собрание сочинений в 11 томах. М., 2006-2007. Т. 9. С. 208. Далее цитируется это издание с указанием тома и страниц в скобках.
7. Устрялов Н. А. Есенин (К трехлетию со дня смерти»// Русское зарубежье о Есенине. М., 2007. С. 349.
8. Северянин И. Стихотворения. М., 1988. С. 391.
9. Там же. С. 385.

Сухов В.А., доцент кафедры литературы и методики ее преподавания ПГУ, кандидат филологических наук, член Союза писателей России.

Добавить комментарий

Комментарии проходят предварительную модерацию и появляются на сайте не моментально, а некоторое время спустя. Поэтому не отправляйте, пожалуйста, комментарии несколько раз подряд.
Комментарии, не имеющие прямого отношения к теме статьи, содержащие оскорбительные слова, ненормативную лексику или малейший намек на разжигание социальной, религиозной или национальной розни, а также просто бессмысленные, ПУБЛИКОВАТЬСЯ НЕ БУДУТ.


Защитный код
Обновить

Яндекс цитирования
Rambler's Top100 Яндекс.Метрика